Подписка на новости



«Я отправила портфолио — и вот я здесь».

Как устроена интернатура Wowhaus

Бюро Wowhaus открыло интернатуру для молодых архитекторов в феврале, а в мае состоялся второй набор. В уютном офисе на Artplay одновременно учатся восемь человек — молодые, но уже имеющие опыт работы специалисты с портфолио. Одни успели постажироваться в Австрии и Франции, другие проектировали только в регионах и не особенно рассчитывали на практику в известном бюро.

04.07.2016, 15:00 | Автор: Павел Хицкий



На фото: первый курс интернатуры

Денег за интернатуру не берут, наоборот, ее участникам платят стипендию в 7,5 тысяч рублей в месяц. Обучение длится 12 недель. За это время интерны успевают поработать над важными проектами Wowhaus, а еще проводят серию трехдневных воркшопов, на которых самостоятельно делают интересные экспериментальные объекты — такие как Вязаный мост для Архстояния и Музыкальная гостиная в Столешниковом переулке.

За Белым столом, который был свидетелем рождения всех этих проектов, состоялся наш разговор с бывшими и нынешними интернами о том, как проходит их день в бюро, каково учиться в Wowhaus и что за опыт они в результате приобретают.

На фото: второй курс интернатуры

Лейла Мифтахова, окончила интернатуру, работает в Wowhaus

Первое образование я получила в Москве. Училась в Московском государственном университете технологий и управления. Получила диплом дизайнера среды и через год уехала учиться архитектуре в Лондон. Там я отучилась три года, закончила бакалавриат, затем практиковалась полгода в Австрии. Вернулась в Москву, и почти сразу случилась интернатура.

Я ничего особенного от нее не ожидала, просто было интересно, как все устроено — у меня раньше не было опыта работы в российском бюро. И я не разочаровалась. Все было круто. Как праздник. Мы начали учиться в конце февраля и в первый же день нас представили рабочим группам, с которыми мы должны были вместе проектировать. Мы сели за компьютеры, и все началось. В рабочей группе я занималась Багратионовским рынком.

Параллельно шли проекты, которыми мы занимались вместе с другими интернами на воркшопах  — Вязаный мост в Николо-Ленивце, инсталляция в Столешниковом. Уже как у сотрудника бюро у меня был шанс поработать над экспозицией для АРХ Москвы. Мы делали исследование о дворах, проанализировав как двор трансформировался с дореволюционной Москвы до наших времен. Изучали как проводилась организация пространства и какое место в нем отводилось/отводится подросткам (12-14 лет). Наш ресерч выиграл диплом за лучшую исследовательскую работу.

Сейчас уже как сотрудник бюро я доделываю инсталляцию в Столешниковом. Там у нас будет Музыкальная гостиная — платформа, на которой располагаются три тематические площадки: струнные, музыкальные треугольники и ксилофон. Они перемешаны с гостиными зонами и небольшими торговыми точками. Вокруг много музыкальных театров, рядом Тверская — витрина советской Москвы. И у нас на воркшопе щелкнуло: музыка, гостиные.

 

Станислав Дервоедов, учится в интернатуре

Сначала я хотел стать дизайнером, в потом понял, что надо идти в архитектуру, потому что спектр задач, которые решает архитектор, очень широкий. Это вечное изобретательство, очень интересное. До интернатуры я поработал в разных сферах и успел взглянуть на «темную» сторону архитектуры — в инженерное дело. Я был тем самым инженером, который присылает архитекторам гневные письма со словами: «так нельзя!»

Я занимался фасадами, и, например, ошибка, которая встречается у архитекторов повсеместно — не выдержанные вентилируемые зазоры. Ты пишешь архитектору, что фасад раздуется на 200 мм, а он поначалу даже не верит. Эта ошибка встречается очень часто.

А сейчас я делаю на Городской ферме ВДНХ домик для альпак. В интернатуру я пришел, потому что все годы, что я нахожусь в Москве — я из Ярославля, но учился здесь, — мой глаз цепляется именно за постройки, сделанные Wowhaus. Мне интересен их подход, я все время спрашиваю себя: как люди позволили себе сделать это так просто? Очень просто, и в итоге это пространство работает. Поэтому, конечно, я хотел пройти стажировку в Wowhaus.

 

Юлия Заречкина, окончила интернатуру, работает в Wowhaus

В 2015 году я защитила дипломную работу на тему: «Аномия как новый инструмент городского развития» в Уфимском Государственном Нефтяном Техническом Университете. С университетской скамьи я участвовала в архитектурных и градостроительных конкурсах и воркшопах, а также принимала участие в организации градостроительного форума UrbanБайрам в Уфе в 2014 г. В 2014 году я участвовала в международной летней школе архитектуры и дизайна American College Skopje в Македонии под руководством Atelier Bow-Wow (Япония).

В целом, можно сказать, что вся моя архитектурная история основана на интересе к городу и взаимодействиям в нем. И Wowhaus привлек меня именно тем, что бюро делает большой упор на социальный аспект при проектировании. В работах мастерской я вижу проявление инновационного, глубокого и смелого подхода к проектированию, который учитывает интересы и нужды горожан и городских сообществ.

Когда я подавала портфолио, то уже работала в Москве. У меня было время поиска себя в архитектуре, в том числе я успела поработать над интерьерами, крупными архитектурными объектами и поучаствовать в конкурсах вместе с коллегами.

В интернатуре у меня, по большей части, были эскизные концептуальные проекты. Например, я занималась благоустройством и организацией городских пространств в Риге. Территория проектирования расположена на набережной, рядом с новым офисным комплексом, окруженным заброшенной исторической застройкой. В нашем проекте мы предлагали пути внедрения новых сценариев для этого пространства, которые помогут вдохнуть жизнь в данное место. Мы пытались связать офисные функции, которые привносит в эту территорию новое строительство, набережную и идущие из центра пешеходные маршруты.

Сейчас мы занимаемся проектом благоустройства части Олимпийского парка.  Территория большая, так что мы придумали для нее много новых и неожиданных пользовательских сценариев: отдых у воды, спортивные профессиональные и развлекательные площадки с непременным наличием инфраструктуры, которой сейчас так не хватает. Это поможет преодолеть запустение постолимпийской территории и привлечь новых посетителей

 

Сауле Чевычалова, учится в интернатуре

В апреле я вернулась со стажировки во Франции, немного отдохнула и поняла, что нужно возвращаться в рабочий ритм. Сначала хотела в Wowhaus на работу устроиться, потому что я давно люблю это бюро — здесь все проекты такие простые и вместе с тем эстетичные, они очень удобно вписываются в город. Конструктивно ничего сложного в такой архитектуре нет, материалы используются простые, дерево, но это очень здорово выглядит. Когда я искала на сайте информацию о том, как и куда направить портфолио, наткнулась на объявление про интернатуру. Прочитала программу, узнала что будут воркшопы на Архстоянии, и мне стало очень интересно.

Сама я из Наро-Фоминска, закончила МАрхИ всего год назад, и в начале зимы работала у Тотана Кузембаева. Там я в основном занималась эскизными проектами частных домов. Сейчас я делаю домик для енотов на Городской ферме на ВДНХ. Во второй же день в интернатуре мы поехали на Городскую ферму, смотреть на ситуацию — было очень атмосферно, и я подумала: как же хорошо, что мы сюда пришли.

Классно, когда тебе говорят, что нужно делать проект быстро, потому что в конце июня объект уже должен стоять. Все проекты очень реальные, их скоро можно будет потрогать руками. Каждый день мы проводим в кампании замечательных людей, с которыми постоянно делаем очень интересные проекты.

 

Екатерина Бычкова, учится в интернатуре

В последнее время я работала на фрилансе и искала место в каком-нибудь проектном бюро. Пока искала, увидела объявление о том, что здесь набирают интернов. Отправила портфолио в последний день, и мне уже через час ответили: «Приходите на интервью». На следующий день я пришла на интервью — и вот я здесь.

Я из Старого Оскола, училась в Белгороде. В Старом Осколе два года работала архитектором: мы проектировали жилые дома, торговые центры, микрорайоны. Что я за три недели увидела здесь? Что тут подход к проектированию более осмысленный, чем был там. Здесь проводят социальные исследования, изучают, как объект соотносится с окружающей средой, какие рядом микрорайоны. Мы на воркшопе делали небольшой объект для маленькой улицы, и все равно сначала исследовали, что находится вокруг: какие магазины, организации, кто работает в соседних зданиях, какая насыщенность пешеходных потоков наблюдается.

В данный момент я участвую в проектировании Багратионовского рынка. Сейчас мы разрабатываем варианты фасадов и всегда садимся вместе и смотрим, что у кого получилось, кто что придумал и что можно объединить. Кто-то нашел удачное художественное решение, кто-то подобрал классный материал. Это очень здорово.

 

Ильяс Гильманов, окончил интернатуру, работает в Wowhaus

Я получил степень бакалавра архитектуры в Казанском государственном архитектурно-строительном университете. После окончания на пару лет мешкался - была попытка сменить специализацию на более инженерную, но понял, что архитектура для меня нечто большее, чем просто специальность. И я начал работать архитектором в проектном бюро в Казани. Там был достаточно молодой коллектив и интересные задачи, но были и свои сложности.

Я проработал там почти два года, когда узнал, что набирается интернатура Wowhaus, и решил отправить портфолио. Почему бы и нет? Wowhaus входил в список бюро, в которых у меня было желание поработать. Мне подтвердили участие, и буквально в течение недели я перебрался в Москву. Все сложилось достаточно удачно: окончание проекта на прошлой работе и наличие небольших финансовых сбережений позволили совершить такой бросок.

В интернатуре я сразу начал работать над Багратионовским рынком, им занимаюсь и сейчас уже как сотрудник Wowhaus. Когда я шел сюда, моей целью было окунуться в рабочий процесс бюро. И оказалось, что хотя ты вчера пришел и ты интерн, сразу же есть определенный уровень доверия. Тебе поручают вполне ответственные задачи. Это позволяло полноценно себя чувствовать и работать в полную силу.

 

Ольга Рокаль, руководитель интернатуры Wowhaus

Интернатура появилась по двум причинам. С одной стороны, у Wowhaus есть большие проекты, которые возникают вдруг — и мы понимаем, что нужно срочно набрать человек пять-десять. Это трудно. Знакомые знакомых иссякли уже через пару лет, а когда к тебе приходит неизвестный человек с портфолио, пока ты не проверишь его в работе, ты не понимаешь, с кем имеешь дело. Все время ходьба по кочкам получается.

С другой стороны, очень многие архитекторы, которые выходят из института, слабо представляют себе материальность профессии. Не очень понимают, что стол — это не плоскость на плане, а у него есть столешница определенной толщины, есть ножки, и эти ножки как-то к столешнице приделываются. Что дверь — не черточка на плане, а у нее есть дверная коробка. Отечественное образование учит делать проекты-планшеты — для диплома, а не для жизни и использования. Так появилось название «интернатура», мы выбрали его по аналогии с медицинским термином, потому что то, чему мы учим — это очень практические вещи.

Я сама пришла в Wowhaus примерно через год после основания бюро, когда начался проект Стрелки. Стрелка — это было очень волнительно. Живая стройка. Ты привык к тому, что чертишь, и где-то вдалеке что-то отливается. В этом есть небольшой комплекс бога: где-то есть Павшинская пойма, и там теперь живут люди. А на Стрелке мы делали все: от чертежей до предметов. К примеру, мы делали террасу. И ее стойки ты, конечно, отдаешь конструктору на проверку, но они - твое самостоятельное решение. И вот ты нарисовал стойку, но нарисовал ее немножко не так. Ты приходишь на стройку и сварщик Серега тебе очень грамотно объясняет, где ты не прав, в тех самых выражениях, после которых ты больше не будешь делать так никогда. Я поняла, что это очень важно - понимать природу вещей.

До Wowhaus я была немного в положении нынешних ребят из интернатуры, в том числе потому что закончила не МАрхИ, а Государственный институт землеустройства — после этого ты чувствуешь себя в Москве немного провинциалом. Я работала в немецком бюро, мы сидели напротив Wowhaus, который тогда состоял из двух человек, и они делали прекрасные проекты кинотеатра «Пионер» и театра «Практика». И я думала: «Господи, какая невероятно милая история». Тогда как раз начинался кризис 1998 года, и я размышляла: работы нет, пора писать диссертацию про организацию рекреационных зон в городе. И тут как раз начался проект Стрелки, и так как мы были знакомы, они меня пригласили. Я подумала: вот же моя диссертация, как есть!

Наверное, это история про шанс, которым я воспользовалась. И мне кажется, это то, что тоже важно ребятам. Как правило, у нас учатся интерны из региональных вузов. Люди из регионов бывают двух типов — либо очень клишированные, либо абсолютно невероятные. Такое тонкое понимание какой-то сути, «не насмотренность» и референсы, а своя самобытная интонация. За этой самобытностью я и охочусь.


Еще по теме:
Архитекторы
архбюро: крупный план
Образование

Просмотров: 9624

Оставить комментарий

Популярные статьи

Конкурсы

Все конкурсы