Подписка на новости


СООБЩЕСТВО АРХИТЕКТОРОВ, ДИЗАЙНЕРОВ, ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ


«Сегодня существенная часть нашей работы, как архитектурного бюро – это диалог»

Так считает ЮЛИЯ БУРДОВА, основатель и партнер архитектурной мастерской Buromoscow.  

Накануне V Юбилейной Премии Архсовета Москвы она поделилась своим мнением о том, чем запомнится архитекторам 2017 год, как важно разговаривать с горожанами, а также о рисках механистического подхода в градостроительстве.

09.12.2017, 13:08 | Автор: Оксана Надыкто



Юлия Бурдова buromoscow

- Юлия, какие, на ваш взгляд, главные события в сфере архитектуры и градостроительства произошли в Москве в уходящем году, и как они повлияют на дальнейшее развитие отрасли? Какие изменения в ней вы считаете важными для будущей жизни города и горожан?

- Самое главное - это невидимый для большинства процесс, который был инициирован и происходил в этом году и существенно повлияет на будущее отрасли. Речь идет о пересмотре градостроительных норм. Мы, как проектировщики, постоянно имеем с этим дело. Ведь чтобы мы ни проектировали, о каком масштабе строительства не шла бы речь, мы все время существуем в парадигме старого, советского градостроительного наследия. И то, что сейчас запущены механизмы изменения в данной сфере – очень важно. Наше архитектурное бюро принимает участие в обсуждении новых нормативов строительства, поэтому мы изнутри видим, какой сейчас делается задел на будущее. Давно было понятно, что среда меняется, мир меняется, но градостроительные нормы оставались прежними. Если все получится, то это будет старт для создания новой среды

 

- Главное невидимое событие года определено! А что касается видимых?

- Видимое связано с невидимым. Заявление о программе реновации никого не оставило равнодушным. Сейчас, наверное, уместно говорить не только о самой программе, но и о том, как изменилось отношение к ней с момента старта. В частности, конкурс концепций реновации жилых кварталов Москвы, в котором мы также принимаем участие, способствовал улучшению репутации проекта, началу открытой градостроительной дискуссии и возникновению механизмов разговора с жителями. Постепенно становится понятным, что переосмысление развития городской ткани – процесс долгий. В любом случае, город меняется, меняется и жилая застройка. И изменения должны быть постепенными. К жилому фонду, который сейчас существует и требует модернизации требуется очень внимательный средовой подход. Не должно быть тотальной замены старого новым. Тема реновации затрагивает много интересных вопросов, таких как поиск индивидуальной ценности каждого района, связанности кварталов, сценариев будущего развития на 20-40 лет вперед.

 

- Вы хотите сказать, что с момента старта программа реновации приобретает «человеческие» черты?

- Можно сказать и так. Начинать надо было с общественных дискуссий, разговоров с жителями, профессионалами, с объяснений, что происходит и зачем. Ведь мало кто из горожан понимает, что данный процесс имеет прямую связь с общими тенденциями изменения городской среды. Об этом и нужно говорить с людьми. От качества и объема этого разговора во многом зависит дальнейшее развитие программы.

 

- Юлия, Вы участвовали в этих дискуссиях. Насколько этот инструмент эффективен?

- Действительно, представители нашего бюро были на общественных слушаниях по концепциям реновации и констатировали, что все проекты были восприняты публикой в целом позитивно. Разговор состоялся. Конечно, механизм общественных дискуссий нуждается в модернизации точно так же, как и все процессы у нас.  Власть, общество, эксперты – все должны быть готовы к серьезному и длительному разговору. Потребность в этом есть, а культуры ведения такого процесса нет.

Бурдова Алексакова buromoscow

- Мало кто из архитекторов, строителей, девелоперов, наконец, чиновников любит разговаривать с конечными потребителями – это слишком непредсказуемо и некомплиментарно. Зачастую на помощь приходят различные имитации диалога. Откуда возникла надежда, что сейчас будет как-то иначе?

-  Разумеется, разговаривать с горожанами нигде не любят. Все боятся негативных отзывов, особенно, учитывая, что позитивных оценок в публичной сфере как-то не принято давать. Но постепенно приходит понимание, что всем нужно учиться разговаривать.

Сегодня существенная часть нашей работы как архитектурного бюро – это диалог. Будь то общение с заказчиком, просветительские встречи и лекции, общественные дискуссии, социальные сети – сейчас получается, что это – основной фронт нашей деятельности.

Наше бюро в полной мере столкнулось с данной задачей еще несколько лет назад - в связи с проектом благоустройства и развития Триумфальной площади.  Напомню, что там первый тендер выиграла компания, не имеющая отношения к архитектурной деятельности. Потом на площадь вышли граждане с требованием провести архитектурный конкурс. Казалось бы, это было здорово! Однако, уже после, когда этот конкурс состоялся и мы в нем победили со своим проектом и воплатили его в жизнь - первые реакции в сети были отрицательными.

И только после публикации блогера Варламова, который написал положительный пост, с подробным описанием изменений на Триумфальной, ситуация изменилась. Буквально на следующий день подавляющее число москвичей положительно оценили наш проект! Это был первый такой опыт, когда мы имели дело с оценкой и бурной реакцией горожан.

Бурдова Алексакова buromoscow

- Вы тогда предпринимали какие-то действия по управлению этой оценкой или занимали наблюдательную позицию?

- Мы, конечно, наблюдали, что происходит. Было понятно, что социальные сети в данной ситуации – это возможность для людей выплеснуть свои эмоции. Просто мы верили в положительный исход Триумфальной и решили переждать, когда волна возмущения схлынет, люди начнут смотреть на площадь другими глазами, а потом проанализировать, что произошло.

 

- И каков результат анализа?

- Конечно, все проекты должны «отстояться». В основе отрицательных реакций лежит базовый принцип социальной психологии, которая говорит, что любые городские изменения – повод для возмущения жителей. Но со временем все приходит в норму. Сейчас мы бы скорректировали свою модель взаимодействия с обществом – стали бы больше рассказывать о своем проекте.

Такой практики в России практически ни у кого нет. В Европе, для сравнения, сопоставимые с тем же «Зарядьем» проекты обсуждаются в публичном поле несколько лет, прежде чем кто-то приступит к стройке. Все – от девелоперов и транспортников до представителей общества защиты лягушек собираются на общественные слушания и отстаивают свою точку зрения! На подобные обсуждения может уйти пять и более лет. У нас такая модель не работает - мы слишком быстро строим!

 

- Вернемся к новостям и основным событиям этого года. За какими изменениями в архитектурно-градостроительной сфере вы следите?

- Основная тема нашего бюро  это жилье. В свое время мы разработали концепцию полутипового жилья одна из задач которой – предложить качественные и интересные архитектурные решения в массовом сегменте. Наше бюро много занималось индустриальными технологиями, взаимодействовало с ДСК, которые решились на модернизацию своего панельного производства, совместно с девелоперами разрабатывали критерии комфортности жилой среды в данном классе жилой недвижимости. Поэтому мы следим за всеми существенными переменами и тенденциями в данной сфере, много об этом думаем.

 

- На какой стадии сейчас находится эксперимент вашего бюро по поиску и разработке новых архитектурных решений для индустриальной продукции?

 - На практике это означает, что наша задача – заразить всех этой идеей, сейчас дошла до определенной крайности. Поясню свою мысль на таком примере: если еще лет пять назад самым популярным словом у нас было «дизайн-код», то сейчас девелоперы общаются с архитекторами при помощи такого понятия, как «продукт». Все пытаются систематизировать и механизировать производственный процесс. Получают широкое распространение различные IT-приложения, которые позволяют девелоперу ускорить процедуры: от получения документации до реализации проекта.

С одной стороны, это здорово! Однако с другой стороны, архитектура в данную цепочку включается, по сути, как некое внешнее, постороннее звено. И вот это страшно! Потому что системность хороша, а механистичность нет. Качество архитектуры состоит в ее разнообразии. Когда работа превращается в создание однообразных безликих «продуктов» – это повторение того, что мы проходили в советское время, только с использованием новых технологий. Мы всячески стараемся противостоять такому явлению, поскольку точно понимаем, что это не путь. Даже если здание построено индустриальным способом, все равно можно и нужно избегать механистического подхода. В создании любого дома любого класса должен участвовать автор.

Бурдова Алексакова buromoscow

- Следующие годы для девелоперов, возможно, пройдут под новым определением -  и это уже будет не «продукт», а «проектное финансирование», которое постепенно придет на смену долевому строительству и, по прогнозам экспертов, приведет к существенному увеличению стоимости жилья. Какое место в новой производственной цепочке займет архитектура, учитывая, что ее заказчики будут еще больше озабочены поиском денег и сокращением себестоимости любых услуг, включая услуги бюро?

- Мне кажется, что в любой экономической модели при реализации строительного объекта важно, чтобы архитектор не терял свою роль. В конечном итоге, качественная архитектура помогает капитализировать вложения. Девелоперы это не могут не понимать.  

 

- Какие задачи 2017 года Москва, с вашей точки зрения, так и не решила? Что придется «доделывать» в будущем?

- В уходящем году окончательно определился тренд на уплотнение «старой» Москвы. Тема с Новой Москвой осталась за рамками актуальной архитектурно-градостроительной деятельности. Между тем, в столице до сих пор отсутствует общая концепция развития города: этажность растет, застройка уплотняется и никто не понимает, в какой момент у тебя под окнами вдруг появится новое высотное здание.

Я считаю, что Москве крайне важно принять концепцию пространственного развития. Можно об этой целесообразности судить по опыту европейских стран. Например, Амстердам сейчас тоже активно застраивается. Но там есть четко очерченные пояса, регулирующие, где именно и какой этажности и плотности может быть застройка. Город развивается по четким законам.

Вторая важная тема уходящего года, которая пока не решена – это развитие локальных центров. Об этом очень много говорится, но мало делается. Возможно, то обстоятельство, что реновация включила эту задачу в свою орбиту, даст новые инструменты по ее решению. В нашем проекте  реновации района Хорошево-Мневники мы проанализировали возможности развития данной территории как локального центра вокруг будущего транспортно-пересадочного узла и видим в этом серьезный потенциал для развития.

 

- Итоги года принято подводить не только в новых проектах и событиях, но и в новых лицах и именах. Кто, из новичков, на ваш взгляд, появился на московской архитектурной сцене?

- Я была в  жюри Первой Российской молодежной архитектурной биеннале, которая в этом году состоялась в Татарстане. Ребята, которые заняли первые места, получили его совершенно заслужено. Это и архитектурная группа CITIZENSTUDIO, и Надежда Коренева, и Олег Манов. Здорово, что это событие состоялось, потому что молодым архитекторам действительно нужна поддержка. Особенно эта потребность касается региональных рынков, где отмечается острая нехватка профессиональных архитектурных кадров. Мне кажется, Биеннале стала знаковым событием. В наше время, еще лет 15 назад, невозможно было себе представить такую поддержку для молодых специалистов. Хотелось бы, конечно, чтобы в регионах профессиональный уровень подтянулся. А подобные конкурсы, как мне кажется, могут способствовать решению этой задачи.  

Второе событие 2017 года, связанное для меня с появлением новых имен  конкурс работ архитектурных колледжей, где я также была членом жюри. Для меня было большим удивлением, что на начальной ступени нашего профессионального образования могут быть проекты высокого уровня.

 

- Юлия, а новые имена и новые игроки в вашей команде откуда? Вы сами где берете «свежую кровь»?

- У нас есть несколько направлений. Во-первых, в бюро работают и проходят стажировку студенты и архитекторы архитектурной школы МАРШ, где мы преподаем с моим партнером Ольгой Алексаковой. Во-вторых, у нас есть  архитекторы - выпускники студии Сергея Малахова. Эта удивительная Самарская школа, которая прививает будущим архитекторам упорство в достижении целей и любовь к красоте. А для нашего бюро это очень важно. Вообще мы всячески пестуем наш коллектив в целом и каждого сотрудника в отдельности, потому что считаем, что правильная атмосфера в офисе очень важна для работы.

Бурдова Алексакова buromoscow

- Юлия, наш разговор проходит накануне Премии Архсовета Москвы, подведение итогов которой состоится 20 декабря. Скажите, какими свойствами должен обладать проект в сфере жилой застройки, чтобы претендовать на победу?

- Мне кажется, что он должен отличаться уникальностью и деликатностью.


V Юбилейная Премия Архсовета Москвы состоится 20 декабря 2017 года в «Доме на Брестской» (ГБУ «Мосстройинформ, 2-ая Брестская, д.6). За победу будут бороться лучшие проекты, получившие утвержденное архитектурно-градостроительное разрешение (АГР) в 2017 году. Отбор традиционно проводится в 6 номинациях: жилой дом эконом-класса; жилой дом повышенной комфортности; объект образования и медицины; объект общественного назначения; объект офисного и административного назначения; объект торгово-бытового назначения. В состав жюри Премии входят члены Архсовета Москвы, ведущие архитекторы столицы, руководители крупнейших проектных бюро и иностранные эксперты под руководством главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова.


Еще по теме:
Архитекторы
Практикум

Просмотров: 2970

Оставить комментарий

Популярные статьи

Видео библиотека


Все видео

Конкурсы

Все конкурсы