Подписка на новости


СООБЩЕСТВО АРХИТЕКТОРОВ, ДИЗАЙНЕРОВ, ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ


«Первый «подход» к профессии произошел, когда мой отец гулял по нашему саду на юге Англии»

В рамках Форума «Зеленая столица», который прошел в конце мая в Белгороде ARCHiPEOPLE сделал серию интервью на тему ландафтного искусства. Представляем здесь еще одно интереснейшее философское размышление ландшафтного дизайнера из Великобритании. 

Каспиан Робертсон: «Я не буду оригинальным, ответив, что мне всегда нравились традиционные японские сады. То, как они объединяют философию с формами всегда привлекало меня, возможно, потому что у меня японские корни. К слову, мой самый первый сад создан в японском стиле.»

30.05.2018, 19:45 | Автор: Татьяна Ардальянова, Людмила Малкис



- Каспиан, подходы к созданию ландшафтов в разных странах отличаются. Какие из них привлекают и вдохновляют вас?

 

Я не буду оригинальным, ответив, что мне всегда нравились традиционные японские сады. То, как они объединяют философию с формами всегда привлекало меня, возможно, потому что у меня японские корни. К слову, мой самый первый сад создан в японском стиле.

На этот счет в нашей семье существует история.

Первый «подход» к профессии произошел, когда мой отец гулял по нашему саду на юге Англии. Мы с семьей жили там несколько лет, но никто из нас не был умелым садоводом, поэтому сад был запущенным и почти полностью зарос папоротником и шиповником. Гуляя по зарослям, отец неожиданно наткнулся на пруд, скрытый под подлеском – он был обескуражен, испугался этой внезапно открывшейся находки и сам напугал своим вторжением маленькую золотую рыбку, счастливо живущую там все это время вдали от чьих-то глаз. Это было лето до моего поступления в университет, где я планировал изучать экономику – еще одно мое увлечение, – так что я решил выделить время на то, чтобы заняться садом и реконструировать его.

После того, как я всё почистил, то вдруг обнаружил огромный потенциал для реализации японской темы - проточная вода, зрелые клёны и спокойная обстановка – к огромному удовольствию моей мамы (мать Робретсона из Японии - прим.переводчика) и расстройству папы. Итак, я приступил к изучению стиля и начал работу.

Это было замечательное лето!

Уже не просто перед книгами или экраном я наслаждался природой и развивал настоящую любовь к садоводству и творческому процессу. В самом деле, я могу сказать что никогда не был счастливее, чем под сияющим солнцем, слушая крикетную трансляцию и копошась с растениями.

Я продолжил заниматься садоводством в процессе учебы в университете, чтобы подзаработать побольше карманных денег, и когда я закончил 1 курс с отличием, то столкнулся с дилеммой выбора пути в дальнейшей жизни: продолжать стажировку в Lehman Brothers, работая на 6 этаже небоскреба или продолжать заниматься любимым садоводством. Ну, мне не потребовалось много времени, чтобы поступить в садоводческую школу, и с тех пор я не оглядывался назад.

В японских садах поток пространства представляет собой прохождение пути по жизни и считается, что даже самый маленький камень имеет смысл. Похоже, что мое путешествие с садами должно было начаться еще тогда, с такого, казалось бы, незначительного, действия со стороны моего отца.

 

- Каспиан, в чем основная разница между европейскими и российскими подходами к дизайну парков и площадей?

 

Зеленые пространства отражают национальную индивидуальность и идеологию разных стран со времени их появления. Например, мы можем рассмотреть роскошные парки Парижа, построенные в разгар декаданса аристократии, что, в конечном итоге, привело к их падению... Или великолепие итальянского высокого формализма, который тяготеет к золотому веку зданий в стиле ампир.

Наши прекрасные английские парки также можно расценить как своеобразные заявления богатых людей – Ланселот Браун (также известный как “умелый Браун”) впервые ввел моду на красиво оформленные представления о естественном ландшафте среди процветающих  промышленников и правящего класса в 1700-х годах - тенденция, которая продолжилась в эпоху доминирования Британской Империи на море. Таким образом, обширный каталог парков и садов был разработан в то время по всей стране.

Две мировые войны и последующая потеря империи, к сожалению, привели многие из них в негодность, поскольку богатство правящего класса уменьшилось. Во многих отношениях это было своего рода благословением, поскольку привело к созданию Национального фонда Английского наследия, а так же множества других организаций, целью которых было защитить эти объекты. Благодаря приватизации эти сокровища сейчас переосмыслены и доступны всем. Отношение к высшему классу в это время тоже изменилось, и это привело к более филантропическому отношению внутри класса - аристократия открыла свои парки и сады для круглогодичного посещения публикой.

Кстати, всего несколько дней назад я блуждал по Кенсингтонским дворцовым садам и наткнулся на скопление прессы: у всех был блеск в глазах. Именно тогда мне пришло в голову, что я всего в нескольких метрах от резиденции Уильяма и Кейт Виндзор, а их личные сады были открыты в тот самый день, когда они вернулись из больницы со своим новорожденным ребенком и, возможно, даже нашим будущим королем.

Публичные парки и сады для России, конечно, не новинка – в стране, в которой когда-то было достигнуто социальное равенство в создании садов заметны и доминируют эти основополагающие принципы. Именно этим ценностям всему миру по-прежнему стоит поучиться.

 

- С кем из современных (или уже ушедших в историю) дизайнеров Вы, как вам кажется, на одной волне?

 

Мне очень повезло родиться и вырасти в живописном графстве Суррей, Англия, в родных краях Гертруды Джекилл и многих других мастеров прошлого. Из-за этого меня всегда особенно привлекал английский стиль коттеджа, где натуралистическая, обильная посадка прерывается структурными элементами, а буйная масса цветных и смелых текстур разбрызгивается как смелые мазки кисти.

Когда дело доходит до выбора посадочного материала для подобных проектов, моими любимицами являются ароматические герани, гравилаты, и, прежде всего, старые добрые розы. Их запах и полные бутоны – это настоящий гвоздь программы, если использованы в правильном месте!

Как ни странно, я живу прямо на улице, где расположен дом детства Гертруды Джекил и ее могила. Там, по ее завещанию, все еще растет ее любимое растение – бадан сердцелистный. Не хочу подвергать сомнению ее талант, но бадан остается одним из моих наименее любимых растений!

С тех времён тренды дизайна садов стали развиваться быстро и заметно. Из кубистских и минималистских произведений Роберто Берле-Маркса появился модернизм и популярный в настоящее время натуризм, который впервые был описан Питом Оудольфом. Основное положение этой школы – низкие эксплуатационные расходы, сильно текстурированные и междисперсные массовые насаждения с такими образцами как Вейник Остроцветковый «Karl Foerster» – один из моих любимых за высоту и динамику, которую он привносит в схему посадки. Это достигается за счет интенсивного использования многолетников; вы, возможно, слышали, что это называется «Новое многолетнее движение». Интересно отметить, что это, так сказать, «новое» движение имеет многолетнюю историю, потому как в целом описанная им философия посадки существует уже довольно долгое время.

В действительности, сам Карл Фёрстер был большим сторонником экологического садоводства, найдя способы уменьшить потребность в воде и удобрениях благодаря инновационным идеям посадки.

Несмотря на то, что этот свободный, натуральный стиль, безусловно, выглядит потрясающе, он подходит не ко всякому климату и требует помощи лесистых многолетних растений и деревьев для круглогодичных целей. Я обнаружил, что особенно подходящими вариантами для посадки являются такие виды как Cornus alba (Свидина белая) и Corylus avellana (Лещина обыкновенная) «Contorta». Устойчивые и сильно текстурированные растения подходят, как правило, для него лучше всего.

 

- Что из профессиональной литературы читаете/смотрите?

 

Меня всегда интересовали особые требования к уходу за садами, поэтому мое время чтения, как правило, расходуется на изучение технических документов и текстов. Проекты нуждаются в подробном рассмотрении законодательства, которое отличается от страны к стране, а также в понимании условий и требований пользователей. Это увлекательная область, в ней много большой литературы, в частности, например, о болезни Альцгеймера и деменции (речь идет об особенностях требований различных пользователей садов, так как Робертсон работает с различными группами людей и создает социальные проекты в том числе - Прим. переводчика).

Еще одна интересная тема, о которой я часто читаю - это специализированная посадка. Я помню, как однажды работал над проектом в Джидде, Саудовская Аравия. При подготовке схемы посадки я был удивлен тем, как мало литературы было о материале для посадки, подходящей для засушливых условий почвы рядом с побережьем, поэтому я предложил посвятить неделю исследованиям подходящего материала, с тем, чтобы удостовериться в том, что необходимо контролировать климат, а почву - привезти из Уэльса!

В настоящее время я изучаю поистине увлекательную характеристику явления в растениях под названием Fasciation. Фактически это рак растений (дословного перевода на русский язык нет, можно обозначить как отклонения в росте, деформация растений, наросты - Прим. переводчика). Это чрезвычайно редкие, красивые и востребованные образцы, которыми мы засаживаем центральные части больничных садов в США и Бриттоне, в Институтах исследований рака. Одна из моих любимых вещей в моей работе заключается в том, что в ней много разнообразия – например, сейчас на моем столе соседствуют книги по биологии, физиологии исследования рака.

 

- Топ-3 проектов, которыми вы гордитесь?

 

Сад Алисы в Стране Чудес был одним из моих любимых творений!

Оно чудесно подытожило то, что мне больше всего нравится в русском духе и вашем подходе к садам. За год до того, как я презентовал свой первый сад в Москве, будучи «чопорным» англичанином, я приступил к созданию ограждения для сада, но после его завершения быстро понял, что мне понадобится что-то покрепче веревки чтобы сдержать поток посетителей, потому что они просто переступали через ограждение, чтобы изучить сад!

Я увидел в этом прекрасный пример того, какими свежими и захватывающими когда-то были цветочные шоу  в России, где правила и «сырость» английских шоу были заменены интригой и стократным энтузиазмом. Поэтому решил создать самый веселый и интерактивный сад, который только мог - Сад Алисы в Стране Чудес, сад, который можно трогать, исследовать и играть в нем.

Я провел уже десять выставок в России, и с тех пор это стало моим подходом к выставкам, поэтому я так люблю выставляться здесь, у вас. Их создание никогда не бывает легким, и очень много работы идет за кулисами при подготовке экспонатов, и, что характерно, каждое шоу имеет свои уникальные проблемы.

Помню случай, как однажды наш сад отправлялся из Великобритании. Будучи построенным в течение нескольких месяцев и путешествующий за тысячи километров, он был почти «завёрнут назад» на финско-российской границе за несколько дней до начала шоу. Когда сад после длительных злоключений, наконец, прибыл, у нас с командой оставалось в запасе всего 36 часов до открытия ворот - действительно грандиозная задача! После титанических усилий и огромного количества чашек чая сад, к нашей радости, был завершен, и мы все «выдохнули» с чувством удовлетворения от хорошо выполненной работы. Воспоминания об этих приключениях вызывают улыбку!

Моя фирма только что отметила свой 10-летний юбилей, и за это время мы с коллегами поработали во всем мире с нашими замечательным проектами. Годовщина выпала на мой, должно быть, самый расслабляющий проект на сегодняшний день - команда и я были в нашей третьей поездке в Феникс, США, чтобы следить за последней фазой посадки в Аризонском государственном университете. Поскольку строительная команда несколько отставала от графика, мы отлично провели две недели - расслаблялись у бассейна, путешествовали по горам, в общем, наслаждались жизнью!

Если говорить о проекте, которым я больше всего горжусь - это все еще мой самый первый проект, созданный десять лет назад.

Я был молодым специалистом и мне поручили спроектировать и построить школу для детей с аутизмом и синдромом Аспергера, о которых тогда я очень мало знал. Названная «Центром жизненных навыков», школа превратилась в пространство, в котором дети могли познакомиться с окружающим их миром. Видя счастье детей в пространстве, которое я создал, я наполнялся такой радостью, что этого никогда не забыть.

Я многому научился в своих путешествиях, но в тот день моих наблюдений за детьми, обнаружил, что наиболее ценный урок скрыт в сердце нашей индивидуальности, уникальности, а не где-то еще.


Интервью «Русская сирень» Сергея Аладина

Сергей Аладин, руководитель селекционной творческой группы «Русская сирень», кандидат с-х наук, участник проекта «Белгородская сирень».

 


Еще по теме:
Urban Talk
Практикум

Просмотров: 766

Оставить комментарий

Популярные статьи

Видео библиотека


Все видео

Конкурсы

Все конкурсы