Подписка на новости


СООБЩЕСТВО АРХИТЕКТОРОВ, ДИЗАЙНЕРОВ, ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ


Urban Talk: разговор об урбанистике. Часть 2.

Archipeople представляет второй выпуск Urban Talk – так мы назвали дискуссию о значении и функциях урбанистики и урбанистов. В этот раз к обсуждению присоединились журналист Ольга Мамаева, городской аналитик Алиса Прихудайлова, архитектор Александра Чечёткина, социолог Любовь Давыдкина и дизайнер городской среды Анна Сиприкова.

урбанистика - это, урбанист - это, Алиса Прихудайлова, Александра Чечеткина, Любовь Давыдкина, Анна Сиприкова, Ольга Мамаева

05.04.2017, 17:12 | Автор: Полина Дорожкова



1. Чем, на ваш взгляд, является урбанистика – наукой, разновидностью общественного активизма, прикладной дисциплиной или чем-то еще?

2. Почему в России прижился именно термин “урбанистика” и какими значениями успел обрасти за время своего существования в российском контексте?

3. Насколько удачно и уместно использование этого термина в российских реалиях? С чем связана, на ваш взгляд, размытость этого понятия?

4. Существует ли принципиальная разница между урбанизмом и урбанистикой? В чем она заключается?
5. Каким набором навыков и компетенций должен обладать урбанист?
6. Чем, на ваш взгляд, отличаются “городские планировщики” от урбанистов?


Urban Talk, часть-1: Рубен Аракелян, Петр Иванов, Дмитрий Наринский, Антон Иванов и Олег Паченков


 

Алиса Прихудайлова
архитектор, городской аналитик, архитектурный обозреватель


1. Когда мы говорим об урбанистике, важно помнить, что это, в первую очередь, разговор о городе. Невозможно работать с городом, не пытаясь выйти за рамки этого разговора. Для этого необходимо разрабатывать инструменты, практики и действия, простые шаги, которые будут реализованы силами городского управления и самих жителей. Но при этом город — очень сложная система, и наметить пути работы с ним одним только разговором невозможно. Необходимо много предварительной аналитики, изучения, сравнения с собственным прошлым и с опытом других городов. Именно поэтому урбанистику нельзя определять как практику или теорию, как инициативу снизу или управление сверху. Это гармоничная комбинация всех этих уровней.

2. Мне нравится связывать российское понимание термина
«урбанистика» с именем Вячеслава Глазычева, который вычитывал в нем не только градостроительные и экономические ассоциации, но и социологические, говоря о городе как о месте для горожанина.

3. Размытость понятия
«урбанистика» можно связать как с разнообразием и многослойностью поля применения урбанистики, так и с несформированностью и быстрой сменяемостью сообществ, которые репрезентируют наши города.

4. Все же урбанизм — это процесс роста города и связанное с ним увеличение плотности социума. А урбанистика пытается разобраться с причинами и последствиями урбанизма, и разрабатывает такие решения, которые сделают жизнь в условиях города лучше.

5. Очень хочется ответить, что урбанист должен знать все. Но, признаем, это не реально. Поэтому базовой компетенцией урбаниста должна быть способность удивляться тому, что есть еще и еще и еще один слой города, который он не принимал во внимание, и начать их учитывать. Умение понимать необходимость исследования и умение проводить его. Говорить с жителями и слышать их мнение. Находить общий язык с властью и уметь доказать свое мнение. Урбанист — коммуникатор, который знает город досконально и понимает, что город гораздо больше, чем можно осознать.

6. Взгляд урбаниста шире: совершая изменения в настоящем, он смотрит и в прошлое, и в будущее с одинаковым вниманием, анализируя предпосылки своего решения и его последствия. Поле внимания урбаниста — не только структура города как физической системы. В городе есть и люди, и потоки, и культурный слой, и все это одновременно одинаково важно.


 


Александра Чечеткина
магистр архитектуры, директор летней школы лондонской Архитектурной Ассоциации в Москве,
руководитель проектов и архитектор в КБ Стрелка

 

1. Урбанистика – это прикладная наука про городскую среду, в которой существует человек. Ее ключевая сложность заключается во временном факторе. Планирование и стратегическое развитие городов – это игра «в долгую», за которую отвечают профессионалы. А оценивают качество среды уже все горожане – сегодня, сейчас и каждый день.

 

2. В течение последнего десятилетия власти и экспертное сообщество переместили фокус своего внимания со зданий на пространства между ними. По крайней мере в Москве термин «урбанистика» стал стойко ассоциироваться с наиболее заметным изменением: благоустройством городской среды. В самом начале пути к благоустроенному городу в стране наблюдалась нехватка профильных экспертов, потому что сама тема благоустройства не была актуальна на протяжении последних десятилетий. Сперва в Москву, а сейчас и в другие города России, стали приглашать иностранных профессионалов, чтобы начать перенимать их опыт, лучшие практики и на их примере постепенно взращивать новое поколение урбанистов. Возможно, активное участие иностранных коллег в этом процессе поспособствовало быстрой адаптации термина «урбанистика» в России.

 

3. На мой взгляд, размытость термина связана только лишь с тем, что в активный обиход основной массы российских профессионалов он вошел сравнительно недавно и пока не успел закрепить за собой конкретные понятия. Это и следствие того, что урбанистами себя называют уже почти все, кто каким-то образом связывает свою деятельность с городской средой – в том числе городские активисты и блогеры, которые в основном рассматривают проблемы города только с практической стороны.

4. Термин «урбанизм» еще в начале 20 века использовался для того, чтобы подчеркнуть необходимость создания и развития крупных городов. «Урбанистика» – наука более прикладного характера, выявляющая взаимосвязи пространственных, пользовательских и организационных систем. 

Преимущество – и одновременно недостаток – этих терминов в том, что они достаточно лояльны к вольным интерпретациям. Например, Дуэйн Филлипс, автор легендарного form-based кода и трансекты (http://www.dpz.com/Initiatives/Transect), называет «урбанизмом» ощущение человека, когда он находится в открытом городском пространстве. То есть сомасштабная человеку улица с хорошими пропорциями – это, по Дуэйну, пример хорошего «урбанизма». А большой проспект шириной 70 метров и высотой зданий около пяти этажей – пример плохого «урбанизма».

5. Профессиональному урбанисту необходимо уметь мыслить масштабом и интересами города, понимать и уметь анализировать сложносочиненные взаимосвязи различных городских систем: от тех, что формируют его физический облик, до тех, которые обеспечивают его реализацию и последующее функционирование – коммуникационных, организационных и экономических. 

6. Эти два термина приблизительно про одно и то же, но тут возникают трудности перевода и зависимость от контекста. «Городские планировщики» в иностранном аналоге – «urban planners» – профессионалы, имеющие комплексное, междисциплинарное мышление и подход к развитию городов. При этом на русском языке таких профессионалов, скорее, назовут «урбанистами».  




Любовь Давыдкина
кандидат психологических наук,
научный сотрудник Лаборатории социально-средового проектирования «Человеческий фактор»

 

1. Урбанистика — это комплексная дисциплина, описывающая функционирование и развитие городских систем и их взаимодействие между собой. Нет противоречия между понятиями «научный» и «прикладной». Наука – это один из способов описания, построения моделей окружающей действительности с целью ее общего познания и создания технологий управления ею. Поэтому любая дисциплина, в том числе и урбанистика, является и научной и прикладной одновременно.  

 

2. Предполагаю, что термин прижился и стал популярным благодаря своему благозвучию — в отличии от термина «урбанология». Эту гипотезу можно проверить, используя инструменты фоносемантического анализа слов (например, vaal-mini).

Кроме того, предметная область урбанистики находится на этапе становления и до сих пор не имеет четко очерченных границ — в отличие от той же урбанологии, которую уже определили как «отрасль социологии. Этим благополучно и удобно пользуются, называя «урбанистикой» всё, что имеет отношение к городскому развитию или к развитию территорий.

 

3. Язык живет по своим законам, и если термин «урбанистика» появился и активно используется, значит,  для этого есть веские причины. В постиндустриальном мире язык становится универсальным, и научный язык в первую очередь. С «русскозвучным» термином «градология» (к примеру) на международных конференциях нас бы осмеяли (gradology в биологии - это учение о массовых размножениях насекомых). В этой связи использование термина «урбанистика» мне представляется удачным и уместным.

 

4. Размытость понятия «урбанистика» связана с размытостью предметной области, которая находится у нас на этапе становления. Потом «размытость» понятий вообще характерна для обыденного знания. Учитывая массовое стихийное использование термина в результате популяризации отрасли, неудивительно, что создается впечатление того, что «вокруг все говорят, но никто не понимает конкретно о чем».

 

5. Из ответов коллег мне показалось, что с трудом происходит различение понятий «урбанизм», «урбанистика» и «урбанизация». Хотелось бы, чтобы кто-то написал обоснованную работу на эту тему.Я обращусь к русскому языку, который посредством устоявшихся словообразовательных конструкций сам придает значения словам, которые мы как носители считываем на бессознательном уровне.

Слова «урбанистика», «урбанизм» и «урбанизация» однокоренные (urban в переводе с англ. «городской») и отличаются суффиксами.

Существительные с суффиксом -ист называют лицо по отношению к объекту его занятий (гитарист, велосипедист), по принадлежности к общественному, научному, или идеологическому направлению (коммунист, дарвинист), по сфере деятельности (массажист, турист). В отношении обозначения общественных или научных направлений суффикс –ист часто используется в паре с однокоренным словом на –изм (дарвинист – дарвинизм, коммунист – коммунизм). Существительные с суффиксом -изм называют общественные движения и  научные направления (символизм, капитализм), связанные с тем, что названо мотивирующим словом. Существительные с суффиксом –истик принимают значение научного направления или сферы занятий (лингвистика, ориенталистика). Существительные с суффиксом –аци принимают значение процессуальности или результата действия, названного мотивирующим словом (деградация, организация).

(источники: http://elibrary.ru/item.asp?id=27236608&, (http://www.slovorod.ru/russian-suffixes.html, http://spelling.siteedit.ru/page50/, http://rusgram.narod.ru/328-379.html).

Принимая во внимание словообразовательную семантику русского языка, я склоняюсь к тому, что «урбанистика» – это научная дисциплина, а «урбанизм» - это скорее общественное движение, характеризующееся специфическими формами мышления и своеобразной системой ценностей (сюда же – общественный активизм). «Урбанизация»  понимается в классическом значении как процесс роста, развития и усложнения городских поселений за счет концентрации населения, характеризующийся  распространением городского образа жизни. «Урбанист» - человек, занимающийся урбанизмом или урбанистикой.

 

6. Я рассматриваю «градостроительство» как одно из направлений урбанистики с той поправкой, что градостроитель-урбанист должен хорошо представлять себе динамику развития города (включая объемно-пространственные структуры, обеспечивающие эффективное функционирование и развитие городских систем, протекание городских процессов).

 

Анна Сиприкова
ведущий консультант Project for Public Spaces,
куратор проекта «Сделано горожанами»
преподаватель Московской высшей школы социальных и экономических наук

 

 

1. Урбанистика – это термин, обозначающий раскол между наукой и практикой, своего рода течение или субкультура. Термин появился в 1960-е годы, когда произошел резкий скачок роста населения в крупных городах СССР, и обязаны мы его появлению экономическим географам. С одной стороны, советское планирование научно обосновывало необходимость развития малых и средних городов, с другой стороны на практике разрастались в основном крупные города. Ставшая популярной в 2010-х урбанистика вбирает в себя все вышеперечисленное: передовые научные идеи, прикладные методы, модный городской активизм. Но, по факту, она является субкультурой со своими кумирами, конфликтом с обществом, тусовкой.

 

2. Думаю, термин прижился потому, что он уже был – и в советское время он должен был отличаться от «плохого» капиталистического учения о городах (где понятия урбанистики нет, но есть отдельное направление urban studies, regional and city planning - об этом подробно написал Петр Иванов уже 3 года назад). В России термин уже успел стать ругательным, но не в таком ключе, как обвиняют урбанистов на Западе – там тоже этот термин тоже не всегда воспринимают положительно. Например в США иногда связывают урбанистику с социализмом, коммунизмом и посягательством на индивидуальные права и блага.

 

3. В первую очередь размытость связана с отсутствием профессии как таковой – мест куда недавний выпускник пойдет работать, крайне мало. В муниципальном управлении нет должностей для уранистов, и в целом местное самоуправление в городах и городских районах ограничено. Из-за этого урбанистика в России представляет собой битву бизнес-консультантов за лучший заказ, спорадическое финансирование и политическое влияние. Развиваться и конкурировать на рынке местным локальным командам очень сложно. Хотя я считаю, что локальная урбанистика должна стать основой профессионального сообщества и российской урбанистики как науки.

 

4. Крупные плотные города — это экономически выгодная модель, функционирующая за счет концентрации и экономии ресурсов, а также за счет человеческих контактов и коллабораций. Это принципы урбанистики — концепции, широко распространенной во всем мире. Однако у урбанистика есть своя цена — эффективная высокая плотность населения невозможна без зависимости от централизованных систем управления, низкой степени доверия и отсутствия инструментов мирных переговоров и координации. Основная проблема урбанистика заключается в том, чтобы найти баланс между «стоимостью» плотности и экономической отдачей от каждого горожанина. Многим городам, достигшим пика урбанизации, высокая плотность дорого обходится — на дорогах пробки, ЖКХ требует больших инвестиций, растет преступность. Урбанистика в российском контексте отчасти затрагивает все эти проблемы, но с трудом может в корне их решить — для этого нужно очень тесное взаимодействие с государственным аппаратом.

 

5. Урбанистов должно быть много и разных. Есть узкие специализации с уклоном в экономическое развитие, транспорт, городской дизайн, развитие сообществ, правовые аспекты, безопасность городской среды и т.д. Но не менее важен компетентный урбанист-менедже. В США есть такой термин generalist — когда ты умеешь и знаешь всего по чуть-чуть и умеешь эффективно управлять проектом, подбирать команду, делегировать и отвечать за качество результата. Но в первую очередь российскому урбанисту необходим понятный рынок труда — все эти навыки будут бесполезны, если у вас нет доступа к рычагам принятия решений на законодательном уровне. В городах будущего мэры и их команда будут иметь больше влияния, чем федеральная власть, и такие примеры уже есть. Только, конечно, не в России.

 

6. В России городские планировщики – это или архитекторы, или научные теоретики, экономгеографы, транспортники. Урбанисты, как я уже говорила– это контркультура, кто-то из них очень компетентен и профессионален, кто-то абсолютный дилетант. В США городской планировщик — это чиновник в структуре отдела городского планирования, который есть в каждом городе. У нас отчасти такие функции есть у главного архитектора — но все же это разные профессии, и я не берусь полностью доверять архитектору вопросы управления и развития города. Урбанист в США – это самоопределение, не связанное с местом работы. Например, глава технологического стартапа Sidewalk Labs по вопросам политики открыто пишет о том, что считает себя урбанистом.

 

Ольга Мамаева

журналист, архитектурный обозреватель, редактор издания «РБК-Недвижимость»
 

1. Термин «урбанистика» сегодня чрезвычайно размыт — не только в прессе, но даже среди тех, кто профессионально занимается городской повесткой: чиновников, архитекторов, проектировщиков, транспортников, экономистов. Этим словом у нас называют все что угодно в контексте города — и почти всегда в негативном ключе. Криво положили плитку — это у нас урбанистика такая, снесли ларьки у метро — урбанисты-вредители руку приложили, устроили велопарад в минус 30 — ну, вы поняли. Это неправильно и довольно обидно, но это так. Такое промежуточное, чтобы не сказать маргинальное положение урбанистики, видимо, связано с её незакрепленностью в институциональном смысле: как отдельная область науки у нас она появилась совсем недавно и большого прикладного смысла не получила, громких имен не породила. Хотя, например, в Высшей школе урбанистики или в Шанинке работают замечательные специалисты, но известны они лишь в узкой среде. В общепринятом значении этого слова урбанистика — междисциплинарная наука, которая изучает структуру и базовые принципы развития городов, а также видимые и невидимые связи между различными субъектами городской среды. Если совсем просто, то урбанист — это городской смысловик. Урбанист не тот, кто знает, где и какой ширины нужно сделать пешеходную дорожку, а тот, кто может придумать, кому и зачем по ней нужно куда-то ходить. И просчитать, как со временем изменится район, где эта дорожка появится, и что это даст городу в целом.
 

2 и 3. Дело не в терминологической путанице (хотя она имеет место), а в том, что в массовом сознании россиян урбанистика до сих не считается серьезной сферой деятельности, тем более наукой. В представлении многих горожан – это в лучшем случае одна из форм активизма вроде защиты экологии или исторического наследия. К урбанистам, как и к другим экспертам, редко прислушиваются власти, их удельный вес в принятии реальных городских решений крайне невелик — это, на мой взгляд, большая ошибка, с последствиями которой мы сталкиваемся каждый день.


4. Разница не то чтобы принципиальная, но есть. Урбанистика — название научной дисциплины, урбанизм (этот термин используется чаще, особенно в СМИ) — процесс/результат практического применения ее принципов.
 

5. Урбанист — в первую очередь грамотный коммуникатор, который может собрать слаженную и профессиональную команду для решения конкретной задачи. Понять и соединить интересы девелопера с интересами жителей, городских активистов и властей. Другое дело, что для формирования этой команды требуется хорошее знание контекста, а также понимание базовых экономических, социально-политических, технологических, культурных процессов, которые актуальны для того или иного города. Хороший урбанист, наверное, не обязан знать все тонкости проектирования продольного профиля наклонных улиц, но он должен знать, кто с этим справится лучше всех.
 

6. У этих специалистов принципиально разная оптика. Планировщики занимаются верхним слоем городских проблем, работая с «телом» города. Урбанисты действуют на более глубоком, «клеточном» уровне — придумывают различные сценарии развития города на десятилетия вперед, выстраивают сложные связи между всеми участниками городского процесса, исходя из интересов и модели поведения каждой социальной группы.


Еще по теме:
Urban Talk
Архитекторы
Урбанисты

Просмотров: 5082

Оставить комментарий

Популярные статьи

Видео библиотека


Все видео

Конкурсы

Все конкурсы