Подписка на новости



Памятник Галине Вишневской ждет своего автора.

Людмила Малкис, куратор конкурса на «Лучшее архитектурно-скульптурное решение проекта памятника Г.П. Вишневской», приуроченного к 90-летию певицы:

«Все лето вместе с командой Союза московских архитекторов (СМА) мы работаем над конкурсом. Помимо официальной информации было решено дать небольшое напутствие тем, кто захочет к нему присоединиться. Надеюсь, мои размышления послужат дополнительным вдохновением для вас, уважаемые участники, и 20-го сентября мы увидим работы, которые отвечают той высокой ответственности, которую накладывает наследие нашей великой современницы - Галины Павловны Вишневской».

12.08.2016, 10:36 | Автор: Людмила Малкис



Конкурс на лучшее архитектурно-скульптурное решение проекта памятника Г.П. Вишневской

Текст: Людмила Малкис
Фото предоставлены Центром оперного пения им. Г.П. Вишневской
 
Когда мне предложили присоединится к команде Союза московских архитекторов, готовящей конкурс на проект памятника Галине Павловне Вишневской, я испытала очень разные чувства. С одной стороны, для меня это огромная честь, с другой – колоссальная и невообразимая ответственность. Тем не менее, на переживания в нашем деле никогда нет времени, и нужно было, закатав рукава, приступать к работе.
 
Любой подобный этому конкурс – это определенный алгоритм, в котором много места отводится официальным процедурам и правилам. И когда мы утрясли основные формальности и перешли собственно к проекту, то от меня, как от куратора потребовался текст. Ничего особенного – что-то вроде справки о творчестве и жизни певицы, какие-то факты, способные составить впечатление, затронуть тонкие струны восприятия в скульпторе, архитекторе, дизайнере или художнике, решившемся принять участие в этом конкурсе.
 
Так началось мое погружение в творчество и жизнь великой певицы. Странным образом, как только эта история коснулась меня, я вдруг почувствовала какую-то едва уловимую связь с этой женщиной и ощутила на себе ее влияние и силу. Как будто бы именно она доверила мне это важное дело – сопровождать ту работу, результатом которой станет памятник в ее честь на улице Остоженка, дом 25. В месте, где она провела свои последние годы, живя в квартире, расположенной на пятом этаже центра Оперного пения. Этот адрес стал для нее и местом, где она черпала силы, потеряв своего ближайшего друга, сподвижника и супруга и, одновременно, - центром приложения творческих сил, где она должна была, именно должна, по велению сердца передать все, что знала сама дальше – новому поколению оперных певцов всегда искренне любимой ею России.

За время моего исследования фактов биографии Галины Павловны у меня появились небольшие расшифровки отрывков интервью певицы, которые не вошли в официальный пресс-релиз, но которыми мне бы хотелось поделиться с теми, кто так же, как и я, попытается создать незримую связь с ней, прочувствовать ее образ, прикоснуться к многогранной пластике великой певицы. Эта пластика - и в движении ее души, и в звуке ее волшебного голоса, и в мягких вскинутых руках, когда она поет «Бразильскую Боховиану», таких нежных и таких молящих. Так не похожих на руки женщины, которая в программе «Линия жизни» спокойно и достойно, одна, сидит в кресле в центре большой сцены, возвышаясь над залом. Ее руки лежат на подлокотниках, она расслаблена и собрана одновременно… полная тишина и вдруг, сквозь нее, возникают звуки необычайно сильного голоса: он вдруг то умолкает, то нарастает вместе с тем, как внутри нее то нарастают, то падают беззвучные ноты. Ноты, которыми звучат воспоминания.

Конкурс на лучшее архитектурно-скульптурное решение проекта памятника Г.П. Вишневской

Галина Павловна Вишневская:

«Мать моя полуцыганка, отец русский. Мама семимесячной меня родила, недоношенной, посмотрела: «Какая некрасивая», - отвернулась, и не кормила меня грудью. Это начало моего детства. Растила меня бабушка, мать отца, с шести недель. Родители быстро разошлись, и я так и осталась с ней.

Воспитал меня по-настоящему, конечно, Ленинград. Я пережила блокаду в Ленинграде - все 900 дней блокады… осталась одна, мне было 14 лет. Школу я не кончила, школы закрылись. Но у меня от природы был поставлен голос, и в семнадцать лет я поступила на сцену, в оперетту. У меня был полный диапазон - я пела как птица, просто открывала рот и пела. Через шесть лет работы на сцене я встретила своего второго педагога - Веру Николаевну Гарину, и за два года она научила меня всему, что умела сама. Она училась пению еще до революции, в XIX веке в классе Полин де Люка, знаменитой моцартовской певицы. А сегодня я передаю ученикам этот метод и опыт, который сама набрала на сцене.

А в 1952-м году я поступила в Большой театр, по конкурсу прошла, одна единственная. Так началась моя блестящая карьера. Мой путь был усыпан розами, это я могу сказать абсолютно честно. Я выходила на сцену и делала свое дело на сто процентов, как только я и могла - честно служить искусству.

На сцене я провела 45 лет. Очень долго… Что дает мне мой голос сегодня? Я вам скажу. До последнего года я никогда не слышала свои записи. И вот когда я сейчас, в Центре Оперного пения поработаю с певцами, наслушаюсь, - а надо сказать, что в России очень хорошие голоса, - а потом приду домой, поставлю свою запись и – получаю удовольствие. Потому что я чувствую, сколько в этом и за этим стоит. Сколько надо было работать, чтобы добиваться совершенства и стремиться к совершенству. Не давать себе никаких поблажек.  Одержимость искусством – только она одна способна привести к самым высоким вершинам пения. Когда я работаю над ролью, я занимаюсь очень нудно и скучно с клавиром: пока не освою весь нотный материал, я не пою полным голосом. Запомнить музыку и слова – это только начало алфавита. А остальное все впереди. И когда вы приходите после своей самостоятельной большой работы к режиссеру, то тогда только эта работа доставляет творческое удовольствие и дирижеру, и режиссеру, и артисту.

Должно быть стремление - к самым высоким и недостижимым вершинам пения! Чтобы быть на сцене, надо очень много работать, если не способен отдать себя до конца своему делу, лучше им не заниматься».

***

Сохранилось, к сожалению, не очень много записей с Галиной Павловной Вишневской. А жаль. С этими мыслями я сейчас сижу на побережье Эгейского моря, смотрю в его синие уходящие за горизонт волны, а в наушниках моих звучит голос Вишневской. Волны покачиваются, как будто бы в такт ему, иногда звук пугающе рвется и растворяется в синей дали. Я слушаю и думаю о том, как велика сила искусства – ведь именно «Бразильская Баховиана» в исполнении Галины Вишневской, вдохновила тяжело больную Анну Ахматову на написание  стихов «Слушая пение». Вот эти строки:

Женский голос как ветер несется,

Черным кажется, влажным, ночным,

И чего на лету ни коснется -

Все становится сразу иным.

Заливает алмазным сияньем,

Где-то что-то на миг серебрит

И загадочным одеяньем

Небывалых шелков шелестит.

И такая могучая сила

Зачарованный голос влечет,

Будто там впереди не могила,

А таинственный лестницы взлет.

[19 декабря 1961 (Никола Зимний)
Больница им. Ленина]
 
Я очень надеюсь, что те работы, которые соберет конкурс станут по-настоящему волнующими, и в них зазвучат и страсть, и любовь, и сила, и необыкновенная нежность, которые остались нам в наследство от певицы Галины Павловны Вишневской.

Итоги конкурса

Официальный анонс здесь!


конкурс на проект памятника Г.П. Вишневской


Еще по теме:
Колумнисты
Конкурсы

Просмотров: 3616

Оставить комментарий

Популярные статьи

Конкурсы

Все конкурсы