Подписка на новости


СООБЩЕСТВО АРХИТЕКТОРОВ, ДИЗАЙНЕРОВ, ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ


Трудности перевода: впечатления Wowhaus от WAF

1—3 октября 2014 года в Сингапуре прошли World Architectural Festval и INSIDE World Festival of Interiors. В финале обоих фестивалей оказались сразу три проекта бюро Wowhaus: Воробьевская набережная (категория «Малые объекты») и Центр документального кино (категория «Новое и старое») вошли в шорт-лист WAF, а реновация интерьера ЦДЛ — в шорт-лист INSIDE Awards.
О том, какой должна быть идеальная презентация архитектурного проекта, зачем жюри WAF знать про российский контекст и что такое осознанное проектирование, рассказывают архитекторы Wowhaus: Ольга Хохлова и Анна Родионова из архитектурного бюро Wowhaus.
World Architecture Festival (WAF 2015), Всемирный Фестиваль архитектуры - самый главный архитектурный смотр в мире. Именно здесь собирается мировое арх. сообщество для вручения престижных наград, обмена опытом и вдохновения.
WAF 2015 состоялся в центре Сингапура, в Сантек (Suntec). 

17.04.2015, 10:33 | Автор: Оксана Романова



Трудности перевода

На фото: Анна Родионова, Ольга Хохлова, Wowhaus

— Это был первый опыт презентации проектов Wowhaus на фестивале WAF в Сингапуре?

Анна Родионова: Для нас с Олей первый, но для бюро — второй. В прошлом году ездила другая делегация.

— У WAF есть какие-то особые требования к подаче проекта?

Ольга Хохлова: Для жюри важно, чтобы как можно больше деталей, касающихся проекта, было озвучено или отображено в 10-минутной презентации. По условиям фестиваля, спикер должен быть один (это правило успешно нарушали японские участники, помогая друг другу с переводом) — в этот раз им была я, а Аня Родионова, которая вела проекты Центра документального кино и ресторана ЦДЛ, помогала мне комментариями. Мы поняли, что обязательно присутствие одного из авторов, потому что во время презентации возникают вопросы, на которые может ответить только полностью погруженный в процесс человек. Когда архитектор сам защищает свой проект, в выступлении больше эмоциональной окраски и личной вовлеченности.

А.Р.: У меня была идея, что свои проекты я буду защищать сама, но коллеги отговорили, сказав, что в Сингапуре будет очень строгое жюри, что спикер должен быть один, что будут задавать каверзные вопросы... В результате все оказалось не так страшно — жюри поблажек не давало, но все были настроены дружелюбно.

— С какими сложностями вы еще столкнулись?

О.Х.: Это международный фестиваль, и здесь очень важна роль контекста — географического, политического, любого. На таких мероприятиях не стоит забывать, что Москва не центр мира — люди не в курсе, какая здесь архитектурная или экологическая ситуация. Если про Нью-Йорк или Лондон большинство людей что-то знает, то Москва для всех — неизведанная территория.

А.Р.: Наш контекст заключается в том, что мы постоянно находимся в какой-то борьбе — с властью, бюрократией, погодными условиями, временем, отпущенным на проект... Жюри это сложно объяснить. Были вопросы: «А почему вы в этом проекте так мало сделали? Почему такое бюджетное решение?» Для тех, кто сидит в жюри, проект выглядит недоделанным — они не видят тех гигантских усилий, которые мы приложили, чтобы так было, не понимают, в чем проблема. И приходится оправдываться: мы в курсе, что во всем мире по-другому! Но у нас вот так.

О.Х.: В принципе, это и есть наш контекст. В других странах тоже есть свои проблемы. Задача в том, чтобы в презентации делать акцент на усилия, предпринятые для того, чтобы проект получился именно таким, и на то, как он теперь работает в среде и как людям стало от этого хорошо.

— Каверзных вопросов было много?

А.Р.: На презентации Воробьевской набережной нас спрашивали: «Как же у вас люди в этих киосках не мерзнут на набережной?». Или: «Почему вы выбрали именно такие цвета для павильонов?» И надо было объяснять, что киоски, представленные на фестивале как «малый объект», возникли здесь не просто так, а это часть большого ландшафтного проекта, который начался еще до обустройства Воробьевской набережной, и все объекты связаны стилистически.

— То есть в презентации надо было по-другому расставить акценты?

А.Р.: Да, одной фотографии с Парком Горького, которая была включена в презентацию для общего представления, оказалось недостаточно, потому что, из опыта прошлого года все решили, что не нужно много сопроводительных картинок — лучше дать больше про сам проект. А на самом деле, важно все.

Вообще, это был очень ценный опыт: когда начинались вопросы, мы понимали, что многие объекты просто не сфотографированы с необходимых жюри ракурсов. Для презентации очень важно, чтобы все кадры максимально внятно рассказывали про объект, без слов. Конечно, без легенды проекта не обойтись, но основная идея должна быть понятна без комментариев... Что-то мы начали с самокритики.

О.Х.: А что? Выступление было хорошее. Все аплодировали.

А.Р.: Да, на защите Центра документального кино в номинации «Новое и старое» был полный зал — перед нами выступали ребята из бюро OMA, а после нас — из Foster + Partners. Было здорово оказаться в такой компании!

О.Х.: Ни те, ни другие не победили, кстати, хотя у них были очень качественные работы. Это была действительно удача, что пришло так много слушателей, — ведь на фестивале плотная программа, презентации проходят в жестком режиме в десяти небольших специально отгороженных залах, успеть послушать всех невозможно, поэтому в основном выбирают крупные бюро и громкие имена, на которые надо сходить.  

— Каким проектам жюри оказало предпочтение?

О.Х.: Если говорить о победителях...

А.Р.: ...то они китайцы (смеются).

О.Х.: Если говорить о доле архитектектурных бюро из Азии среди участников, то да, их было много. А с другой стороны — почему бы и нет?

Что касается качества проектов, то уровень конкуренции на WAF высокий — все научились проектировать красиво и хорошо. Оригинальной архитектурной формой уже никого не удивишь. На первом плане — социальная ответственность архитектора.

Теперь, чтобы выделиться, нужно доказать, что ты шагнул дальше, сделал больше, чем требовалось. Выбор жюри, по моим наблюдениям, пал на те архитектурные решения, которые несли в себе дополнительный заряд: социальный, экологичный, культурный. Пример — проект-победитель в номинации «Малые формы»: после сильного землетрясения в Китае в небольшой провинциальной деревне, не дожидаясь, когда там построят новую библиотеку, архитекторы из Гонконгского университета сделали временный деревянный павильон, где дети могут читать книги. Качественная форма, интересная конструкция, минимальный бюджет — грех такому проекту не дать приз.

Или номинация «Новое и старое»: выиграл проект «Rethinking the Split House», целью которого было аккуратно внедрить в историческую застройку Шанхая конца XIX – начала XX веков новое жилое пространство... Хотя, на мой взгляд, Центр Документального кино сделан ничуть не хуже.

А.Р.: На WAF, прежде всего, ценится осознанное проектирование — на всех этапах работы. Здесь очень популярна экологическая тема, безотходность и возобновляемость материалов. Мне запомнился рассказ молодого корейского архитектора c проектом скромного придорожного кафе — жюри очень понравилось, как он шесть из отпущенных на презентацию десяти минут обстоятельно объяснял, из каких пород местных деревьев делался рабочий материал и как утилизировались отходы его производства. Кстати, именно на этом выступлении я поняла, как важно показать контекст, в котором существует твой проект.

— Что хочется изменить в своей работе после этой поездки?

А.Р.: Поменялся подход к презентационному материалу: по-новому думаешь о том, как будешь строить рассказ о проекте, о важности контекста, о визуальном ряде, о том, какие еще ракурсы должны быть на фотографиях, — обо всем, что прежде уходило из поля внимания.

— В следующем году Wowhaus снова будет участвовать в WAF?

О.Х.: У нас сейчас заканчивается и начинается очень много проектов, так что в следующем году будет что отправить на конкурс.

— И электротеатр «Станиславский» тоже?

А.Р.: Было бы здорово.

О.Х.: Да, там будет о чем рассказать!


Еще по теме:
Архитекторы
Признание
Фестивали

Просмотров: 4304

Оставить комментарий

Популярные статьи

Конкурсы

Все конкурсы