Подписка на новости



Лучшая идея для городского развития №4. «Фабрика-кухня» в Самаре.

Конференция «Приметы Городов. Лучшие региональные практики в области девелопмента и реноваций». 
Конференция собрала 35 реализованных региональных кейсов, демонстрирующих хорошую качественную архитектуру, положительные социальные эффекты, новые уникальные технологии в строительстве и гуманные подходы к градоустройству в городах России. 
 
Проект «Фабрика-кухня», Самара.
Докладчик: Виталий Стадников, заместитель декана Высшей школы урбанистики.
 
Модераторы: Григорий Ревзин, партнер КБ «Стрелка», Сергей Георгиевский (Агентство стратегического развития «ЦЕНТР»). 

24.06.2016, 09:47



Кейс №4. «Фабрика-кухня» в Самаре. 


Григорий Ревзин: Мне выпала честь представить заместителя декана Высшей школы урбанистики Виталия Стадникова с его проектом концепции развития Самары. Должен сказать, что до того, как он стал заместителем декана Высшей школы урбанистики, где он является моим начальником, он был главным архитектором города Самары и, соответственно, начальствовал над этим проектом.

Виталий Стадников: Самара - город исторический, в нем сохранилась очень большая территория исторической части именно в виде улично-дорожной сети, размерности планировочных единиц, кварталов, и это такая принципиально американская сетка, ну, или «екатерининская сетка»: 140 одинаковых кварталов, с одинаковыми размерами - 60 на 120 сажень. Конечно же, вся эта штуковина обладает массой памятников, массой такой целостной замечательной среды, и не только в виде зданий, но и в виде публики, которая там живет, прозябает, веселится и разлагается. И проблему составляет то, что, конечно же, новая застройка уничтожает этот механизм, эту экологию, формировавшуюся столетиями, экосистему города.

Причиной тому - целеполагание, которое сложилось, когда вы ориентируетесь исключительно на реализацию количественных параметров по строительству жилья, миллионов квадратных метров, и разумеется, цели охраны противоречат установкам отчетности властей перед федералами.

Проблему составляет то, что - я о ценностных характеристиках исторической среды - вся эта новая застройка дает очень большой процент жилья, не обеспеченного инфраструктурными благами. В Самаре это уже более 6-ти, даже 7,5 миллионов метров квадратных жилья, не обеспеченных ни школами, ни детскими садами.

За последние 8 лет количество исторических памятников снизилось с 2,5 тысяч до 900. И судьба Самары ничуть не веселее, чем судьба Кенигсберга.

О целеполагании. Развитие города есть строительство, и оно в отраслевых и административных мозгах так и сидит: строительство = развитие. Ну, и что это дает? Дает это то, что в реальности, выстраиваясь в историческую среду, мы просто получаем не обеспеченную ничем застройку, которая паразитирует на инфраструктуре советского периода и ничего не создает для своего окружения и для исторической среды, кроме проблем. И в нормативном отношении, и в понятийном. Что, это нужно что ли - 30-этажные дома? В то время как будущее города - это общение, веселье, забавы, удовлетворенность друг другом. Для этого вовсе не нужны миллионы квадратных метров.

И смешно то, что качество нового города, объемы планировочные вот этих вот великолепных городов Европы, Америки, сделанных с нуля, они, в общем, тождественны городам исторически сложным. Самаре ничуть не уступает в своей исторической части по функционалу, по развитию общественных пространств этим самым новым архитектурным шедеврам. И огромные торговые центры есть нерв новой вот этой функции общения. Но они абсолютно плоски по своему предложению. Как бы это все ни предлагалось, ни мигрировало, ни «развлекало», все это не заменяет это ни общения, ни дружбы. И статистика - топ-15 городов Европы по торговым площадям - выглядит так: Краснодар - номер 1, Самара - номер 7, она обогнала Милан, и вообще в этом списке доминируют русские города, но отнюдь не со стрит-ритейлом, а именно с торговыми центрами, которые полностью выжигают территорию этих исторических городов, исторических поселений. Потому что именно в них уходит вся активность. В общем, совершенно программные проблемы для любого города-миллионника и меньшего по размером - это создание вот этих вот «магнитов», создание вокруг них пригородов-паразитов.

Наша задача была - оценить, что же делать в этой ситуации с исторической частью и как остановить этот процесс его стремительного морфологического изменения и социального изменения.

Всего лишь 1,5 процента площади Самыры манят различных проектировщиков, которые по России предлагают свои суперпроекты реставрации, реконструкции, комплексной реставрации различных городов, Томска, Иркутска... Мы и сами приехали и предложили свою программу развития, которая привела к массовому уничтожению памятников из списков самой древней территории города.

Собственно, такого рода стратегии, так сказать, обработки административных органов, они и привели к конфликту определенному у нас в профессиональной среде, которая сформировала тот костяк, который дальше работал над продолжением проекта.

Вот этот проект, который принесли в Самару как бы извне для развития исторической части, назывался проектом модернизации. То есть красивые картинки, как бы показывающие вот этот новый урбанизм, но на самом деле приведшие к тому, что были узаконены и проведены документы, регламенты проекта планировки, которые позволяли застраивать историческую территорию, самую древнюю территорию очень крупномасштабными сооружениями, в том числе торговыми центрами на 100 тысяч жителей.

Конечно, это имело дурное воздействие и влияние на местных, так сказать, девелоперов, которые так же начали проектировать интересные, довольно забавные проекты, которые соединяли в себе идею некой имитации исторической парцелляции с полным изменением исторической среды новыми зданиями и уничтожением исторического населения. И, конечно, эти планы, сопровождаемые постоянной разработкой документов планирования, они привели в результате к узакониванию данных действий и к росту пожаров, которые охватили весь город в последние три года - несколько раз в год начинались.

Собственно, смысл всей этой истории заключается в том, что есть миф о комплексной застройке, о том, что это очень правильно - строить и обдумывать все комплексно, и держать большие куски территории внутри города – там все спроектируем и всех расчистим. В общем, Самара - один из тех городов, который является жертвой такого видения, когда 80% территории исторического центра не дают размежевать его под застройку «историческую». Здесь живут граждане, которые по праву имеют как бы все права, оформленные по закону, но по сути люди сидят на чемоданах и боятся, когда придет та ночь, когда инвестор их подожжет.

Там, где этого не происходит, Ростов-на-Дону - хороший пример, где дают возможность оформлять эту землю, все нормально, саморегенерация, самоорганизация, саморазвитие среды происходит, потому что есть хозяин, есть ответственный за территорию, и худо-бедно, но среда вполне себе расцветает.

В Самаре прессинг административный по отношению к землепользованию очень силен, тем не менее, самая главная проблема для власти - изменения происходят там, где происходит концентрация собственников на землю. То есть не в историческом центре, где не дали возможности оформить участки, а там, где они железно оформлены, и есть решение провести какой-нибудь там водопровод или коллектор, а люди уже опять же что-то построили. И вот где процент оформленности участков большой, там люди начинают буянить, брать администрацию, и им вынуждены идти навстречу, менять зонирование в Генплане. Понятно, что без этой фиксации существующего землепользования, фактического землепользования в границах его владений не может получиться процесс качественного освоения исторической территории. Без преемственности невозможно поступательное развитие. Как показывают ряд исследований, когда новые кварталы в историческом центре полностью перестроены, притом, что уличные трафики показывают, что среда в своем качестве использования кардинально меняется, потому что процент жилья и процент не жилья абсолютно другой становится, не 9/10, а, например, 1/10, и сразу же сервисная  деградирует, то есть от «лакшери» переходит к каким-нибудь магазинам «Дикси». И казалось бы, физически трафик тот же, а качество среды абсолютно ущербно. И смысл устроения исторической Самары заключается в том, что в ней как раз сохранилась историческая парцелляция в виде дворов, в которых еще и люди живут. В общем, это много.

Есть эти замечательные пространства, совершенно разнообразные, но построенные по одним и тем же законам, дореволюционным. И парадокс состоит в том, что, в общем-то, учитывая методы создания этой среды - брандмауэрная застройка, высокоплотная застройка, но с ограничением этажности, мы можем технико-экономические показатели получать усредненные, те же самые, что при застройке в 17-27 этажей. И это доказывает тот же Ростов-на-Дону, являясь самым малоэтажным миллиоником, при этом самым компактным городом в России.

Про Фабруку-Кухню.

Я был руководителем проекта Фабрика-Кухня в Самаре. Именно вот этот вопрос, связанный с историческим населением, гнет это или не гнет, с нашей точки зрения, это как раз стимул развития нового качества, который может в нынешних условиях дать возможность налаживания новых механизмов контроля и регуляции среды. Для этого был проведен проект «79-го квартала», который был связан как раз с практиками включения людей- резидентов квартала, в процесс проектирования, и который, по сути, отработал основные принципы взаимодействия, для того чтобы создать форму управления без привлечения единственного внешнего источника - инвестора, который никогда в жизни не заинтересован в том, чтобы люди сидели на тех же местах. Исходя из этого, был разработан проект, не концепт, а именно проект планировки, который получил соответствующие согласования, который предполагал не реставрационные методы, но учет различных реставрационных и охранных регламентов, учитывал существующую на тот момент неувязку с регламентами параметрического развития.

Был создан механизм, как это регламентируется в рамках существующего законодательства в виде дополнительных регламентов к подзоне, правил землепользования с очень детальной проработкой и по размерам участков и архитектурных элементов. Проект как бы обосновал основные ориентиры понятийные, после чего была запущена программа. После того, как я ушел из администрации, естественно, ресурс административный был редуцирован.

В связи с этим мы спустили программу через общественное движение, созданное как архитекторами, так и гражданскими активистами, которая начала собирать собственников исторического центра, заинтересованных именно в содержании своих зданий, оформлении земли и содержании этой земли, то есть людей - двигателей процесса обновления. И мы нашли целый костяк людей, в том числе и депутатов в местных советах, которые начали генерировать вот этих активистов-землепользователей, гарантов вот этого поступательного развития территорий.

И далее была проведена акция в виде так называемого "Том Сойер Феста", который показал, что вот волонтерские технологии с использованием активности жителей, они экономят просто чрезвычайно, не только деньги, но и время в обновлении исторической среды. Мы целую часть улицы обновили всего лишь за 1 миллион 920 тысяч рублей и за два месяца. В то время как областные власти объявили, что нужно 400 миллиардов рублей на то, чтобы отреставрировать все памятники. А поскольку их  900 штук, получалось, что по 500 миллионов на памятник. А тут полдюжины памятников было проведено в порядок за 1 миллион рублей, что показало, что есть совершенно иные технологии, которые вполне себе увязывают идею о включении людей в процесс и опору на людей - резидентов, имущественно заинтересованных резидентов, как гарант поступательного устойчивого развития исторических территорий.

Поэтому, меньше, значит, больше. Депутат Хинштейн пострадал от того, что вместе с нами, так сказать, соучаствовал в этой истории, теперь он в Нижнем Новгороде собирается стать депутатом. А именно он и являлся тем самым двигателем, который позволил договориться с собственниками Фабрики-Кухни, Блогер-Групп и Росгосстрахом, о том, чтобы передать данное здание в собственность федеральной структуры - Государственного центра современного искусства, приступить к ее реставрации, выполнить проект, пройти все стадии. Ну, и сейчас вся эта история находится на стадии, скажем так, ожидания начала строительно-монтажных работ. Сейчас заказано проектирование, деньги должен дать субъект федерации, то есть регион. Там есть определенные проблемы, но, тем не менее, есть и большие надежды на то, что они будут решены.


Инициатор и организатор проекта «Приметы городов» - коммуникационное агентство «Правила общения»Куратор - Юлия Зинкевич.
Продюсер конференции – Людмила Малкис, соорганизатор конференции - сообщество ARCHiPEOPLE.
Партнеры проекта: компании «Сарос», Barlinek, ROCKFON.
Стратегические партнеры проекта: REPA, ГУД, RRG, Urban Awards, Projectnext.
Технические партнеры: CEOFFICE, Milliken.
Официальный сайт «Приметы городов»: www.primetygorodov.ru
группа «Приметы городов» в facebook.

Еще по теме:
Приметы городов
Девелоперы

Просмотров: 3045

Оставить комментарий

Популярные статьи

Конкурсы

Все конкурсы