http://www.archipeople.ru/index/index_1678.html

Подписка на новости



Реклама

WOWHAUS – пионеры городских пространств.

Стрелка, Пионер, Парк Горького – за последние несколько лет эти проекты архитектурного бюро Wowhaus прогремели на всю Москву. Для того чтобы разобраться, кто же вдохнул жизнь в чахнущую столицу, ARCHiPEOPLE пообщался с основателями бюро – Дмитрием Ликиным и Олегом Шапиро. 

07.07.2012, 13:48 | Автор: Сергей Титов



WOWHAUS

   Дмитрий Ликин, партнер архитектурного бюро Wowhaus
 Член Правления Академии Российского телевидения.
 Председатель Гильдии дизайнеров, промоутеров и художников –  постановщиков.
 Директор Дирекции "ОРТ-дизайн", главный художник ОАО "Первый канал".
 Член попечительского совета и приемной комиссии Института медиа,  архитектуры и дизайна STRELKA.
 Многократный лауреат премии Broadcast Design Awards, пятикратный лауреат  премии ТЭФИ.
 Родился в 1966 году. С 1987 года занимается современным искусством, в  1990 году закончил МАрхИ. В середине 90-х Дмитрий был арт-директором  таких журналов, как «Империал», «ПТЮЧ» и "Harper`s Bazar". С 1998 года  работает в телекомпании "Первый канал". В 2007 году основал совместно с  Олегом Шапиро архитектурное бюро Wowhaus.
   Олег Шапиро, партнер архитектурного бюро Wowhaus
 Член попечительского совета Института медиа, архитектуры и дизайна  STRELKA.
 Кандидат архитектуры.
 Родился в 1962 году. Закончил Куйбышевский инженерно-строительный  институт, архитектурный факультет в 1984 году. С 1988 по 1993 год работал  главным архитектором проекта Архитектурной мастерской №7, затем -  руководителем Архитектурной мастерской №4 — первого творческого  объединения СА СССР. В 1993 – 2007 годах занимался бизнеспроектами. В  2007 году основал совместно с Дмитрием Ликиным архитектурное бюро  Wowhaus.
 
 
Город состоит не только из коробочек, но и из пространств между ними.
 
А. (ARCHiPEOPLE) – Давайте с начала. Вы довольно молодое бюро. Как вам удалось совершить столь стремительный прорыв?
Д. (Дмитрий Ликин) – Есть взрослые бюро, сражающиеся за серьезные заказы. Их все интересуют разного рода коробочки. А то, что город состоит не только из коробочек, но и из пространств между ними, никем не принималось во внимание.
Поэтому возможность сражаться за интересы людей в пространствах между коробочками показалась нам чрезвычайно важной.
 
О. (Олег Шапиро) – Должен сказать, мы в [архитектурной] профессии когда-то были. В тот момент, когда собрались делать бюро, у нас не стоял вопрос зарабатывания на жизнь. Мы придумали бюро для того, чтобы делать то, что нам интересно.
 
ЧАСТЬ 1 Про парки и планы.
 
А. – Один из ваших проектов – Парк Горького. Расскажите о нем и о том, какую философию вы в него вложили ?
О. – Стрелка при нашем участии готовила программу на конкурс по обустройству парка. Все, что мы там делаем [в Парке Горького], – временно. Но эта временная история подготавливает изменение публики, настроения, смену парадигмы.
 
 
А. – То есть, нас ждет нечто глобальное?
О. – Лет 5 назад мы с «Афишей Мир» делали на Чистых прудах выставку Бертрана.
Д. - Артюс-Бертран, «Мир с высоты». Он летал на воздушном шаре и фотографировал с воздуха.
 
Для восстановления среды, которая деградирует необходимо перманентное взаимодействие с ней.
 
О. – И выставляли фотографии на Чистых Прудах. Когда мы это начали делать, за нами бегали какие-то казаки с саблями, люди с топорами и рушили армированные бетонные стенды. Пришлось позвать милицию.
Когда мы все это поставили, подсветили, ровно 2 месяца была совсем другая публика. Вечером огромные толпы людей ходили, смотрели эти картины. А потом мы убрали выставку. И казаки, бомжи и прочие обитатели бульвара вернулись во вновь ставшее «уютным» пространство.
Д. – Волшебным образом за 2 дня завелась старая жизнь.
О. – То есть, для восстановления среды, которая деградирует должно быть перманентное взаимодействие с ней. На этом и основана наша работа.
Д. – Среда программируется. И потребление программируется. И публика программируется самой средой. Те скромные усилия, которые мы сейчас совершаем, направлены на то, чтобы сформировать определенный процесс потребления и контингент.
А. – Вектор, в котором сейчас движется развитие парка, вас устраивает?
Д. – Там есть своя опасность. Мне кажется, действующий вектор развития парка чреват перенасыщением. И будет уже не парк.
О. – Власти, в том числе и в Москве, не осознают, что парк – он и есть парк.
Д. – Другими словами, мы теряем главную функцию парка, потому что в парке горожанин ищет убежище от города.
О. – Мы не можем функции смешать, и приблизить парк к стадиону.
 
 
Появилось очарование возможности изменений «при жизни.
 
А. – Глядя на парк Горького, остальные парки – Сокольники, Музеон и другие – тоже стали проявлять активность.
Д. – То, что сейчас произошло с парком [Горького] – некоторая стадия продвижения к результату. Но нельзя мультиплицировать одну систему на все остальные парки.
Однако появилось очарование возможности изменений «при жизни». И результативности твоих усилий. Это очень важно.
А. – Складывается впечатление, что наличие заказчика для вас не так уж и важно. Вы сами создаете потребность. Это ваш принцип работы?
Д. – Есть такой термин – «активизм» – когда архитектурное бюро пытается взаимодействовать с социумом через предложение собственных инициатив. Дальше идею можно превратить с помощью социальных сетей  в феномен обсуждения. Дальше ее можно сделать слышимой и значимой для муниципальных властей. После этого есть шанс, что она обрастет фандрайзингом и как-то реализуется.
А. – То есть вы принципиально не участвуете в открытых конкурсах? Зарядье, или, например, ЗИЛ, где участвует ваш коллега по Стрелке Григорян, вам не интересны?
О. –В Зарядье мы хотели участвовать, но после того, как мы прочитали программу конкурса, то стало ясно, что это профанирование идеи и конкурс для домохозяек.
Д. – Что касается ЗИЛа, то это был заказ Правительства Москвы конкретным бюро. Это не был конкурс.
Здесь еще нужно сказать, что мы маленькие. Мы понимаем свой масштаб, но, безусловно стремимся к тому, чтобы его увеличивать.
А. – В таком случае, какие ваши ближайшие цели?
Д. – У нас на сайте написано:  WOWHAUS «Архитектура. Дизайн среды». Мы по-прежнему думаем, что политика малых дел – это то, что дает наиболее очевидный выход.
Мы плотно взаимодействуем с МосГорПарком: делаем изменения в саду имени Баумана, придумываем достаточно остроумную, как нам кажется, концепцию для Останкинского пруда.
 
летний кинотеатр "Пионер"
 
Наша страна, к сожалению, не богата профессионалами и, в отличие от расхожего мнения, не богата талантами.
 
А. – А что-то помимо парков?
Д. – Сейчас на сайте выложена концепция низких набережных. Мы пытаемся предложить городу новую концепцию пешеходных связей в рамках бульварного кольца. И есть мечта поучаствовать в реконструкции знаковых московских культурных объектов, например, Московского Дома Книги.
А. – Возможно, кто-то из наших читателей проникся вашими взглядами. Расскажите про ваш коллектив и как к вам попасть?
О. – В основном у нас работают молодые люди. Мы очень ценим, когда люди знают, куда идут, и хотят у нас поработать. Правда случается, что наши ожидания не совпадают с квалификацией работника.
Д. – Наша страна, к сожалению, не богата профессионалами и, в отличие от расхожего мнения, не богата талантами. Те люди, которые к нам приходят сами, как правило, остаются. Мы мало кому отказываем.
 
К сожалению, формат «читабельного» интервью не позволяет редакции выложить всю беседу  сразу. Поэтому ждите второй части, где архитекторы расскажут об особенностях обучения на Стрелке.
 
Стрелка. Двор.

Часть 2. Про Стрелку и образование. Текст: Сергей Титов


Еще по теме:
Архитекторы
Урбанисты
Образование

Просмотров: 12175

Оставить комментарий

Популярные статьи

Конкурсы

Все конкурсы