Подписка на новости



Энцо Эусеби: «В будущем будет прекрасный культурный обмен Россия-Италия-Китай. Против американского империализма!»

За день до открытия Недели Дизайна в Санкт-Петербурге Энцо Эусеби (Enzo Eusebi), основатель Nothing studio, человек, спроектировавший знаменитые высотки Kunlun в Пекине, главную площадь итальянского города Верчелли, стадион в Терамо, приехал в Санкт-Петербург, чтобы прочитать свою лекцию на Аперитиве Bellisimo, а затем поучаствовать в открытии Design Week. Саша Никитина, корреспондент ARCHiPEOPLE, взяла у Энцо эксклюзивное интервью, в котором выяснила, что важнее - дизайн или архитектура, и узнала, что нам делать с Петербургом.

25.05.2014, 19:28 | Автор: Саша Никитина



В палатке кафетерия на территории Кадетского корпуса душно и жарко. Я совершенно не знаю итальянский, Энцо – то ли из принципа, то ли по другим причинам не говорит по-английски, и перебороть нам языковой барьер помогает Роберто Страччиа (Roberto Straccia), который хоть сам и итальянец, давно работает в России и успел неплохо выучить русский язык. Я пытаюсь отдышаться после променада под палящим, не по-питерски жарким солнцем, а Энцо пьёт крепкий эспрессо.

Галантный и безумно обаятельный, он улыбается и очень быстро, практически без пауз говорит на итальянском, будто чувствуя себя как дома. Но в Петербурге, который хоть и построен итальянцами, итальянского языка не знают, и его лекции - что на Аперитиве, что в первый день Design Week - кажется, мало кто понимает толком. Переводчица не успевает переводить, мы не успеваем осознать.

Тем не менее, его голос и энергичная жестикуляция в сочетании с погодой вводят в некий транс, и спустя минуту общения с ним кажется, что итальянский каким-то образом попал в подсознание и стал родным, хотя по-прежнему сказать что-то, кроме «граци» и «бене» не представляется возможным.

После аперитива я подслушала некий манифест Энцо – он вообще часто что-то провозглашает, по всей видимости, относясь к архитектуре не как к профессии, а как к призванию. Он говорил о Санкт-Петербурге:
 «
Что бы я посоветовал русским архитекторам из Петербурга? У вас очень красивый город. Не стройте ничего за его пределами, нужно перестроить исторический центр, мы должны работать над историческими зданиями, вернуть людей в них, вернуть людей в город. Допустим, есть какое-то историческое здание, со скульптурами, лепниной, пускай оно будет, но внутренние структуры у него необходимо заменить. Я вижу, сейчас разрушают старые дома и строят их точно такими же. Если разрушить старое здание и построить на его месте такое же, тебе не будет хватать там исторической ноты, запаха старины. Нужно строить новые, не пытаться подражать старинным. Но должен быть жесткий контроль, надо не просто разрушать здания как попало, а следовать некой идее».

Идея названия студии Nothing (в пер. с англ. Ничто) в том, что создать нечто прекрасное можно буквально из ничего. В этом секрет, в этом магия. Вторым главным правилом Энцо в работе является взгляд в будущее, не следование трендам, а их создание. Он любит фразу «всего через два дня завтрашний день станет вчерашним». Сейчас очень важна индивидуальность в архитектуре и дизайне, после минимализма, спровоцированного перенаселённостью Токио и Нью-Йорка, после деконструктивизма, мир возвращается к понятию личности, к его ценности. «Мы вернёмся к золоту», - говорит Энцо на Апперитиве, и встречающая гостей Недели Дизайна инсталляция «Золотая Река» будто бы подтверждает слова Энцо.

Мы сидим напротив неё: я, Энцо, Роберто и ещё несколько человек – все вместе пытаемся понять, что говорит герой этого материала, при этом лучше получается понимать эмоционально, а не интеллектом.

Что привело вас в Россию?

Я в пятый раз в России, был на конференции в Москве, на презентации кухни Карбон. Мне очень нравится Россия, я видел множество городов мира, разные культуры, разные страны, мне нравится тот симбиоз культуры, земли, истории, который здесь есть. В сравнении с миром основная особенность России – это холод. Я думаю, что ваша зима помогала вашей культуре, искусству, именно благодаря ей важнейшие люди для математики, искусства, литературы – выходцы из России. Это такая моя теория. Когда на улице холодно у людей есть стимул двигаться, что-то делать, творить. Попробуйте вспомнить хотя бы одного знаменитого художника из Африки.

Вы работали с русскими архитекторами?

Ещё нет, не работал. Я пока только договариваюсь о возможном сотрудничестве. Для меня очень важно работать с русскими архитекторами, равно как и с китайскими, но сейчас ещё нет такой возможности. В будущем это будет прекрасный культурный обмен Россия-Италия-Китай. Против американского империализма!

Как вы совмещаете промышленный дизайн и архитектуру?

Очень просто. Для меня это не составляет сложности. Мы сейчас рассматриваем эти два занятия на одинаковом уровне?

(Энцо хватает мой блокнот и рисует две колонки: архитектор и дизайнер. В скобках под словом «дизайнер» он пишет «Карим Рашид», чуть помедлив, пишет под «архитектором» - «Энцо».)

К примеру. Я, архитектор, если сейчас задумываю дом – этот дом будет реализован к 2020, в 2021 году о нём пишут медиа, делают фотографии, появляется книга, к 2022 году эта книга переиздаётся в Америке. Карим Рашид всё это время спит (пишет в колонке дизайнера “z-z-z-z”), потом видит книгу, и думает: какой красивый дом, я могу сделать для него стаканы. Такой дом стоит 200 миллионов евро, Карим Рашид не делает один стакан, делает 500 стаканов внутрь этого дома. Каждый стакан стоит три евро, пять, десять… и он продаёт стакан. Проходит десять лет, пока я думаю, проектирую, проект утверждают и строят – для меня дом как сын. Я могу в 2014 году сразу задумать и внутренний дизайн, тогда у Карима Рашида нет никакой возможности придумать стаканы в мой дом в 2024 году. Без архитектуры – нет дизайна. И точка.

Вы вдохновляетесь искусством, вы сами пишете картины?

Я работаю с художниками вроде Аниша Капура, потому что они не знают, какой материал нужно использовать, какой гранит, какой использовать свет, поэтому я рисую проекты для художников. Я не только архитектор, я ещё и инженер – поэтому разбираюсь в том, как реализовать идею, я не рисую для того, чтобы просто рисовать.

У вас есть чувство, что вы, как архитектор, конкурируете с природой?

Как раз наоборот! Я живу вместе с природой, рисую вместе с ней. Каждый проект, который я создал – находится внутри природы. Мы работаем вместе.

Подошло время его лекции, соседний зал под таким же душным тентом набит до отказа молодыми дизайнерами и долгожителями индустрии, которые неистово обмахиваются каталогами Design Week. Энцо рисует мне в блокноте (итальянского производства, к слову сказать) сердечко, по итальянскому обычаю целует в обе щеки и убегает готовиться к рассказу о своей работе, о работе архитектора, дизайнера и настоящего творца. Ведь перефразируя его, можно сказать, что человечество – это архитектура. Наша история, жизнь, смерть, реальность и фантазия. И архитектор – Демиург, не раскрывающий своего имени (о чём говорит Эусеби во время лекции), - подлинный властелин мира.


Текст и фото: Саша Никитина.

Design Week в Санкт-Петербурге продолжается до 28 мая. Расписание мероприятий можно увидеть на сайте.

За помощь в организации интервью выражаем благодарность Денису Смолякову, директору компании Bellissimo и официальному представителю Энцо Эусеби в России.


Еще по теме:
Архитекторы
Урбанисты

Просмотров: 5416

Оставить комментарий

Популярные статьи

Конкурсы

Все конкурсы