http://www.mantra-opt.ru/

Подписка на новости



Архитектурная мастерская «Атриум»: крупный план.

Основатели и главные архитекторы мастерской «Атриум» Антон Надточий и Вера Бутко поделились с ARCHiPEOPLE своими взглядами на архитектурные конкурсы и совместную работу с иностранными компаниями и рассказали, как они выбирают сотрудников для своего бюро.  

13.01.2016, 23:46 | Автор: Андрей Кановка



A1ce77cb658e5399   7d005a689a9e95b8

Архитектурное бюро «Атриум» было основано в Москве в 1994 году Антоном Надточим и  Верой Бутко. На сайте бюро отдельными строками выделены фразы: «Наша архитектура - это констатация современности» и «Язык архитектуры абстрактен, но то, что им сказано, имеет форму», принадлежащие авторам бюро. Журналист ARCHiPEOPLE Андрей Кановка в своем интервью попытался выяснить, каковы технология и принципы производства современной архитектуры.

Какими были первые годы существования бюро?

Вера Бутко. Мы основали бюро в 1994 году. Нас было двое - молодые архитекторы, решили поработать самостоятельно. Начиналось всё с квартир, витрин маленьких магазинчиков. Уже через год стали появляться первые сотрудники.

Антон Надточий. Существовал выбор: либо работаем в крупных проектных структурах, либо с небольшими частными заказами, зато сами. Нам нравился второй вариант, позволявший избежать зависимости от большого количества людей. Постепенно росли, набирали опыт, осваивали новые типологии. От квартир перешли к частным домам, общественным интерьерам и так доросли до градостроительных стратегий. 

Чем отличается архитектурная жизнь Москвы, с которой вы имели дело в момент основания бюро, от той, что есть сейчас?

В.Б. Не знаем, что происходило тогда в «моспроектах», занимавшихся крупной архитектурой, у нас же было не менее интересно, чем сейчас. В 1997 году мы вступили в Московское архитектурное общество. Большинство его участников нашего поколения, и мы проводили выставки архитекторов, специализирующихся на частных объектах. Соответственно первая персональная выставка Атриума состоялась в 1998 году, можно сказать, с неё мы начали выход на большую арену. Конечно, привычные сегодня проектные конкурсы практически отсутствовали, творческие амбиции куда проще было реализовывать с «частниками». Это серьезное отличие – сегодня конкурсы занимают много времени: российские, международные, открытые и закрытые, организуемые коммерческим заказчиком и государственными учреждениями. Кроме того, в последние 5 лет стало гораздо больше заказчиков из регионов. Ездим в командировки по всей стране, налаживаем контакты. Стало больше практических контактов с иностранными специалистами: архитекторами, конструкторами, ландшафтниками, теперь мы сотрудничаем в рамках реальных строящихся проектов.

А.Н. Если в начале пути мы все делали внутри бюро, то теперь большинство проектов создается междисциплинарными транснациональными командами. Приходится осваивать разные формы взаимоотношений с иностранными компаниями. Например, сейчас разрабатываем проект, в котором задействованы партнеры из Голландии и из Сибири, а для строительства Barkli Park мы привлекали как субподрядчика немецкую фирму Werner Sobek.

Над чем вы сейчас работаете с голландцами?

А.Н. Проектируем школу в Новой Москве. 

Как вы можете охарактеризовать отношения с заграничными партнёрами?

А.Н. Наше бюро уверено в своей способности конкурировать с иностранными коллегами. Не секрет, что мы много участвуем в международных конкурсах. Где-то выигрываем – где-то проигрываем, где-то работаем вместе с ними, где-то по отдельности. Мы знаем, что можем творчески подойти к решению любой задачи и обеспечить высокий уровень реализации проекта.

В.Б. Наше серьезное преимущество – комплексный подход, выработавшийся благодаря работе с задачами разного масштаба.

А.Н. Мы делаем объект полностью под ключ на всех стадиях: от концепции до последующего строительства, надзора. В составе нашего бюро есть команда конструкторов. Они постоянно работают в связке с архитекторами, что позволяет разрабатывать детально сложные и нестандартные проекты.

 

olonho

 

Концепция комплекса «Земля Олонхо». Иллюстрации - «Атриум».

Какие из конкурсных проектов вы можете выделить?

А.Н. За год мы, как правило, принимаем участие в 2-3-х крупных конкурсах. Так, в 2014 году занимались международным центром «Земля Олонхо» в Якутске и реконструкцией набережных Москвы-реки, до этого - парком Зарядье, жилым комплексом на Рублевском шоссе и т.д.

В.Б. Очень интересным оказалось якутское задание: неизведанная территория, малознакомая интригующая культура. Мы поняли, что если не воспользуемся ситуацией, то вряд ли когда-либо сможем побывать в Якутии, окунуться в ее мир. На участке в 47 гектаров в центре города местные власти собрались сделать этнографический ландшафтный парк и в нем международный культурный центр с тремя театрами, несколькими музеями, киностудией, научными институтами. Все это должно было обрести современную и при том отражающую местные традиции форму.

Над этой концепцией трудилась вся мастерская. Не каждый сотрудник напрямую, но обсуждения, происходившие в центре офиса за большим столом, не оставляли равнодушными никого, каждый хоть ненадолго вовлекался в процесс. С точки зрения творческой встряски - очень важная история, позволившая отработать все аспекты от градостроительства до культурного программирования. Работали в сотрудничестве с голландскими ландшафтниками, немецкими инженерами, австрийскими светодизайнерами. Команду консультировал этнограф из Тартуского университета, специализирующийся на якутской культуре. А привлеченный к работе молодой якутский архитектор в итоге еще полгода после конкурса работал в мастерской. 

Московские конкурсы принципиально другие?

А.Н. Конкурс на парк «Зарядье», например, имел конкретную задачу, в отличие от «Москвы-реки», где спрос был на некую стратегию. Нас же интересует, в первую очередь, объёмное решение, а не создание абстрактных концепций, проведение и написание теоретических исследований, слабо артикулированных в пространственном выражении.

Какие проекты удалось реализовать за последние два года?

В.Б. В 2014 году были реализованы два наших самых крупных объекта: жилой комплекс Barkli Park и торгово-офисный центр «Водный».

 

vod

 

Торгово-деловой комплекс «Водный». Фотографии - «Атриум».

В этом году будут сданы новые объекты?

В.Б. Мы достраиваем в Краснодаре гостиницу Sheraton, а рядом с ней уже возводят выставочный комплекс, также по нашему проекту.

Как вы подходите к разработке концепций своих зданий?

А.Н. Специфика нашего творческого метода - артикуляция пространства, ключевого элемента архитектуры. Нас интересует в первую очередь объёмное решение, а не создание абстрактных концепций и написание теоретических исследований, слабо проявленных на уровне формы. Мы стараемся избегать стереотипных решений. Например, «Водный». Вроде бы стандартная офисная башня 100 метров высотой. Мы сочли этот объём довольно крупным для своего окружения и попытались разделить его на более мелкие элементы, выстраивая их взаимодействие. Получился не просто интересный рисунок фасада, но пространственная композиция с консолями, нишами, эркерами и т.д.

Как вы подбираете сотрудников? Какие требования предъявляете к соискателям?

А.Н. Мы занимаемся только современной архитектурой. И люди, которые к нам приходят, хотят заниматься именно этим.

В.Б. Берем в команду профессионалов, зачастую весьма амбициозных, и, конечно, тех, кто понимает наш стиль, чувствует его. У нас комфортно работать, во всяком случае, есть архитекторы, которые работают с нами с первых лет существования мастерской.

А.Н. Мы стараемся ставить задачи, соответствующие навыкам сотрудника. Каждый человек не может быть специалистом во всём: кто-то хорошо знает программы, кто-то креативный, кто-то - звезда графики, у кого-то хорошо отработаны навыки коммуникации.

В.Б. В последние годы чаще приглашаем молодых специалистов. Поначалу мы относились к ним с опаской, но образовательная ситуация меняется. Причем молодежь у нас со всей России. 

Внутри бюро нет жесткой иерархии?

В.Б. У нас авторская мастерская, что подразумевает курирование мною и Антоном всех проектов от начала и до конца. Остальное не строго: главный архитектор частного дома может выступать помощником на каком-нибудь крупном объекте, нет жёстко организованных бригад, переходящих от проекта к проекту. 

Каковы ваши ближайшие планы?

А.Н. Нам бы очень хотелось получать заказы на проекты общественных зданий: стадионы, театры, музеи, с которыми мы раньше почти не работали. 

 

barklipark

 

Спортивно-учебный комплекс и жилой дом Barkli park. Фотографии - «Атриум».

Как вы относитесь к сложной ситуации, связанной с сохранением культурного наследия, памятников архитектуры? Архитекторы могут оказать влияние на этот процесс или предпочитают отстраняться от него?

В.Б. Мы точно против сноса памятников.

А.Н. Но и против излишнего фанатизма. Все это должно решаться в соответствии с законодательством, которое существует, и в общем-то достаточно строго в своих установках. Понятно, что история существования нашей страны не настолько долгая, чтобы не беречь существующее - слишком многое можно тогда потерять. Здесь надо быть ответственным профессионалом и к каждому объекту подходить индивидуально. Нет необходимости делать из старых домов руинированные музеи, здания необходимо развивать, а ценные элементы выявлять и сохранять. 

 

Мы расспросили трёх архитекторов мастерской о том, как они пришли в «Атриум», над чем работают, и что для них значит работа в бюро.


Павел Волков

Я закончил МАрхИ в 2007 году, в детстве же учился у Владислава Кирпичёва в архитектурной студии ЭДАС: рисовал абстрактные графические композиции, делал коллажи, аппликации и макеты. Антон тоже учился у Кирпичева, именно поэтому в 2011 году я пришел работать в «Атриум». Можно сказать, что нас связала «эдасовская» школа.

Антон и Вера создали в мастерской уникальную атмосферу, которая комфортна всем. Здесь есть возможность работать вместе, эффективно кооперироваться, выполняя задачи. Заслуживает отдельного восхищения то, что проекты у нас находятся в изменяемой стадии в любой момент времени. Не существует решений, которые приняты и остаются неизменными до конца. Они могут пересматриваться на любом этапе. Это позволяет найти оптимальный выход и помогает не зацикливаться на субъективных решениях.

Сейчас я руководитель проекта: организую процесс проектирования со специалистами внутри и вне мастерской, контролирую выполнение задач инженеров, конструкторов, специалистов других смежных разделов. Мы занимаемся жилым домом в центре Москвы.

Каждый новый проект для меня интереснее предыдущего. Это не миф, что архитекторы полностью вовлечены в своё дело. Архитектура – вещь, которая постоянно с тобой. Причём у меня так с 5 лет.

На позицию руководителя проектов меня, видимо, привела склонность к систематизации, упорядочиванию. Наверное, это и есть моя сильная сторона. А ещё я могу успешно совмещать творчество с чёткой организацией процесса и аналитическим подходом к задаче.

 

zarech

 

Типология домов жилого района в Заречье. Иллюстрации - «Атриум».

Петр Алимов

Я очень долго пытался поступить на архитектурный, а в итоге закончил физический факультет. Работал в рекламе, постепенно перешёл к дизайну интерьеров. Был момент, когда я хотел стать научным сотрудником в НИИ, но пока оформлял документы, снова начал работать дизайнером. Долгое время занимался визуализацией. В итоге у меня есть диплом архитектора, я заочно окончил МИСИ, уже имея большой опыт практической работы в профессии.

В «Атриуме» работаю уже около трёх лет, выбирал компанию на основе своих стилистических предпочтений.

Из последнего особенно понравилась работа над конкурсным проектом концепции павильона Атомной энергии на ВДНХ, заказанным «Росатомом».

Антон и Вера не делают обыденных проектов, мы с неохотой принимаем стандартные решения. Всегда хочется эдакого, мы не мейнстрим, у нас своя ниша. Так что много времени уходит на поиск уникального решения, «фишки» объекта. 

 

kozhuhovo

 

Школа-интернат для детей-сирот в Кожухово. Фотографии - «Атриум».

Анна Шапиро

Мои родители, а также дядя с тётей – инженеры-строители. Вокруг меня всё время говорили о проектировании. Я уже тогда знала, что работа моя будет связана со строительством. Поступила сначала в МИИТ, собиралась стать инженером-мостовиком. Пока училась, поняла, что это не совсем то, чего всегда хотелось, а хотелось-то быть именно архитектором. Так что второе образование я получила уже в МАрхИ.

Раньше я работала в бюро, занимавшемся интерьерными и небольшими частными проектами. В какой-то момент там дела пошли не очень хорошо, и один из моих преподавателей порекомендовал прийти в «Атриум». Мне тогда были интересны большие проекты, а здесь как раз разрабатывали жилой комплекс. Я начала и прижилась.

Сейчас веду проекты в качестве главного архитектора, а иногда помогаю коллегам как ведущий специалист.

Мой первый большой самостоятельный проект в составе «Атриума» – интернат в Кожухово. Потом была работа над проектом школы в Щукино. Кроме них проектировала гольф-клуб, интерьеры для гостиницы, много разного. Я люблю комплексные проекты, которые складываются как пазл и включают в себя сложные технологии, своеобразные головоломки. Я могу рассматривать задачу с многих ракурсов, видеть её в разных аспектах. В проекте может быть много белых пятен, которые постепенно закрываются, и всё складывается в логичную картину.

Один из главных положительных моментов в работе – возможность увидеть, что получился новый дом, что заказчики довольны. Особенно велика эмоциональная отдача от социальных проектов: школ, детсадов.

Мне нравятся отношения внутри в бюро. Я знаю людей, которые здесь работали, потом уходили и снова возвращались. Так бывает не часто. С Верой и Антоном приятно работать.

Помимо работы я занимаюсь воспитанием ребёнка. И одно другому, к счастью, не мешает.

 

atrium

 


Официальный сайт архитектурной мастерской «Атриум».

Фотографии: Александр Плахин, Александра Голикова.


Еще по теме:
архбюро: крупный план

Просмотров: 14992

Оставить комментарий

Популярные статьи

Конкурсы

Все конкурсы