Подписка на новости



Реклама

Лофт: разрушая стереотипы.

 При слове «лофт» на ум обычно приходят промышленные окраины Лондона или Парижа: сразу представляешь себе топ-менеджера или звезду шоу-бизнеса средних лет, который утром неспешно пьет кофе, перед тем как отправиться торговать на биржу или на самолет. Лофт ассоциируется не только с высоким достатком, престижем, финансовой стабильностью и широтой взглядов, но подразумевает определенный стиль жизни – свободной, интересной, яркой.  

10.03.2012, 17:07



 Столица давно славится своими промышленными зонами, унаследовавшими свободный и бунтарский дух начала ХХ века, но так и неприжившимися в современной действительности. Нельзя сказать, что эти «белые пятна» на теле города никому неинтересны: регулярно обсуждаются девелоперские проекты по той или иной зоне, разрабываются студенческие и дипломные проекты, выкладываются фотографии легальных и не очень экскурсий в «зону».

Но вживание в новую структуру города бывшего прома происходит медленно: слишком крупный градостроительный масштаб они задают. В европейских постиндустриальных центрах одним из широко распространенных решений проблемы стал лофт.

При слове «лофт» на ум обычно приходят промышленные окраины Лондона или Парижа, представляешь себе топ-менеджера или звезду шоу-бизнеса средних лет, который утром неспешно пьет кофе, перед тем как отправиться торговать на биржу или на самолет.
 
Лофт ассоциируется не только с высоким достатком, престижем, финансовой стабильностью и широтой взглядов, но подразумевает определенный стиль жизни – свободной, интересной, яркой. 
 
Но, оказывается, такой стиль жизни возможен не только для представителей «среднего класса», и не только в Европе. Уже в 70-х годах прошлого века в Берлине и нескольких других европейских городах в бывших промышленных зданиях начали селиться не представители бизнеса, а молодые студенты и люди, связанные с искусством. Они снимали бывшие цеха группами по несколько человек и организовывали там мастерские, выставочные зоны, проводили концерты, постепенно возвращая жизнь старым зданиям и препятствуя их разрушению.
 
В Москве, которая еще 3 года назад не имела представления о том, что такое «лофт», встретить такое демократичное понимание лофта все еще - неожиданность.
 
Саша с пятью друзьями снимает «народный» лофт в Москве и активно пропагандирует такой стиль жизни.
 На Завод, как рассказывает он, его занесло случайно.
 
«Я долго искал подходящее пространство в Москве, уже собирался снимать в другом месте, когда друзья рассказали про Завод. Я пришел сюда и влюбился в это место». Когда друзья сняли площадь – пустое пространство с выкрашенными зеленой краской стенами и потрясающим потолком, здесь не было ничего, кроме коммуникаций. На Заводе в то время обитало очень мало людей, практически весь этаж, сейчас заселенный, в том числе и стараниями Александра, тогда пустовал.
 
«Я многих звал на Завод, - говорит Саша, - но большиство приходит, видит голые стены и разочарованно уходит, поняв, что помимо арендной платы, в это пространство надо вложить еще много сил и средств. Из примерно сотни человек, осталась где-то десятая часть».
 
Завод разрушает представления о «стандартном лофте»: надо не только захотеть оказаться в его пространстве, но и постоянно строить это пространство. Обживаться здесь не просто: нужно и руками работать, и материалы выбирать, необходимы смекалка и юмор.
 
Зимой ребята столкнулись, например, с проблемой больших окон при холодной зиме: из них очень сильно дуло, и температура в помещении опускалась до +7 градусов. В результате догадались поставить в нескольких ключевых местах новые стеклопакеты, и дня за три все прогрелось до нормальной температуры.
 
"Так постепенно понимаешь, как правильно взаимодействовать с Заводом, и в буквальном смысле приручаешь его," - говорит Александр.
 
Кто-то влюбляется в Завод и остается здесь, кто-то не сходится с ним характерами, но те, кто здесь живут, образуют уже другое пространство, другую атмосферу. У кого-то можно посидеть на репетиции, где-то проходят занятия йогой, в другом месте идут киносеансы – в идеале в будущем здесь можно будет провести целый день, переходя из одного лофта в другой. Пока же Завод сохраняет чуть отстраненное отношение к своим обитателям, но иногда делает  подарки.
 
Антресоль в комнате Александра, например, уже была, а комнаты для хранения вещей ребята делали сами. Так же как и крепили цепи, на которых то здесь, то там парЯт в воздухе скамейки, велосипеды или другие предметы.
 
Интерьер мастерской нельзя назвать законченным: что-то прибавляется, что-то переходит к другим обитателям Завода. Но его незавершенность сглаживается, и обобщается пространством, воздухом, придавая шарм случайности и эскизности. «Завод исполняет мечты», - уверен Саша. Часто здесь нужно только хорошенько поискать - и ты найдешь то, что тебе нужно.
 
Все вещи, как и люди здесь не случайны: у каждой детали интерьера есть своя история. Например, холодильник – невысокий, допотопный, со скругленными углами - его, еще работавший, выбросили на помойку. Ребята соскоблили с краску, отпалировали его и теперь он сверкает серебристыми боками на солнце.  
 
Или классические весы треугольником, какие были почти во всех продуктовых магазинах в советское время...
 
Из таких историй, которыми постепенно обрастает пространство, и складывается его сюжет. «Заказчику надо оставить голые стены, чтобы он сам мог обжить свою территорию», - считает Саша о взаимоотношениях клиента и архитектора.
 
Но кроме положительных моментов, в таком образе жизни есть и свои особенности. Например, подобный совместный быт чем-то напоминает культуру коммуналок. Только без обычных для последних ссор и склок. На Заводе пока царит дух общности и коллективности, на отсутствие которого часто сетуют отечественные социологи. В какой-то степени такой образ жизни сложен, но совместное обживание пространства учит находить общий язык и понимание. 
 
Не все готовы к вхождению в «коммуну», это предполагает определенную свободу и гибкость – здесь ты, фактически, вступаешь в другой мир, сообщество людей, готовых активно изменять мир вокруг себя, находить общий язык между собой, с администрацией и офисными работниками, снимающими помещения. Завод готовит каждому свои неожиданные встречи, находки и приключения, и изменяет наши представления о мере собственных возможностей и способностей.
 
И все же, несмотря на все разнообразие, мастерские Александра и его друзей – это настоящие лофты, со всеми необходимыми атрибутами: высокими потолками, винтажными элементами, старинными стенами и интересными обитателями.
 
Существует мнение, что архитектор должен начать с табуретки и дальше двигаться в сторону увеличения масштаба. Можно сказать, что Завод как раз дает такую практику, возможность прикоснуться к детали, и из нее вырастить постепенно единое пространство, отнятое у жителей современным массовым строительством.
 
Но этот опыт необходим не только обитателям Завода, но и девелоперам, и жителям города. Путь, которым развивается «вторая жизнь» Завода, небыстрый. Но отсутствие единой концепции коммерческого использования, медленное обживание, создание особой атмосферы дает возможность вырастить здесь маленький островок ярких идей и мыслей, где реализуются мечты и разрушаются стереотипы. В том числе и тот, что такая жизнь – привелегия состоятельных людей и/или богемы.
 
Завод учит, что все в наших силах и зависит только от нас и нашего желания, учит не бояться крупных масштабов: как пространства, так и идей.
 
Ходила на экскурсию и фотографировала:
архитектор и журналист Наталия Волкова

Еще по теме:
Промодизайнеры
Дизайнеры интерьеров

Просмотров: 10555

Оставить комментарий

Популярные статьи

Конкурсы

Все конкурсы