Подписка на новости


СООБЩЕСТВО АРХИТЕКТОРОВ, ДИЗАЙНЕРОВ, ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ


Никита Маликов: «Весь современный российский эконом-сегмент — коробки для сна»

ARCHiPEOPLE поговорил с архитектором из Твери и основателем собственного бюро о том, что такое правильное эконом-жилье, как могут измениться требования людей к квартирам через 20 лет и почему строить дома для среднестатистического покупателя — это плохо.

20.10.2017, 21:59 | Автор: Динара Валеева



 архитектор никита маликов, тверь

 

Думаю, скоро в газетах появятся объявления: «Куплю две студии с целью объединить в полноценную однокомнатную квартиру».

— Никита, почему вы решили заниматься именно эконом-жильем? Чем вас привлекла эта «философия»?
 
Не философия, а потребность огромного количества жителей России. Простейший анализ рынка и экономической ситуации в стране показывает, что в России жилье среднего класса и выше могут позволить себе 20 млн человек. Остальные 120 млн человек могут жить только в эконом-сегменте. Это колоссальный рынок. Он постоянно засоряется типовыми проектами, которые даже не пытаются учитывать потребности людей и города. В результате мы имеем однотипную застройку по всей России. Я подумал, что эту ситуацию можно изменить — улучшить условия проживания людей, сохраняя ту же экономику зданий. Это меня и сподвигло заниматься эконом-нишей. Вдобавок я живу не в столице, у меня нет заказов со стоимостью продажи квадратного метра жилья по 250 тысяч рублей. Пришлось выкручиваться. Когда придумал, чем буду заниматься, понял, что эконом-жилье — хорошая, пустая в России ниша, и в ней можно стать успешным. И это касается не только зданий: благоустройство, коммерческая недвижимость, социальные объекты — везде серьезная нехватка методологий и опыта работы с малыми бюджетами.
 
— Вы учились в Германии и любите приводить эту страну в пример, когда речь заходит о сегменте «эконом» и о «компактном» городе. Что такое «компактный город» по-немецки?
 
Я не учился — доучивался в Германии. Привожу ее в пример из-за менталитета немцев: у них очень интересная методология работы, все четко и структурировано. Правда местами слишком сильно нормированная. Тем не менее, у этой нации есть цель делать качественно и в рамках бюджета — неважно, большой он или маленький.
 
— Как строится карьера молодых архитекторов в Германии? Как получить признание?
 
Если грубо, то так же, как и во всем мире: нужно много пахать, пока учишься. У тех, кто учится на архитектора, нет времени ни на что кроме учебы — порой даже на спортзал. Конкуренция среди архитекторов в Германии гораздо выше, чем в России: их банально больше. К ним предъявляются иные требования. В Германии архитектор — не тот, кто может нарисовать красивую картинку: это человек, который должен подходить к задаче со всех ракурсов. Плюс немцы — новаторы, они постоянно внедряют что-то новое — дешевле, экологичнее, энергоэффективнее. Это стремление к лучшему порождает сильную конкуренцию. После выпуска из вуза почти все архитекторы попадают в бюро. Студенты уже на последних курсах знают, куда пойдут работать. Обычно они ищут способы самореализации, пробуют себя в разных бюро — кому-то нравится в маленьких с командой в четыре человека, кому-то в гигантских. На работе — тот же принцип: нужно пахать с утра до ночи, чтобы все поняли — ты умный, целеустремленный, талантливый. 
 
— А как все устроено в России?
 
Молодой архитектор завершает обучение в вузе, а дальше — как повезет. В России очень тяжело написать диплом, который поможет обратить на тебя внимание работодателя и сразу получить работу. В городах-миллионниках архитекторам более-менее легко: на последнем курсе они устраиваются на практику, где остаются работать на первое время ради опыта. А в заМКАДье все намного сложнее: нужно приходить к работодателю и доказывать, что ты ему нужен. Никто не понимает, что архитектор — это генератор идей, по сути он должен быть главным в проекте. В вузе учат, что ты молодец и будешь делать суперкрутые вещи. А по факту приходится рисовать помойки и ларьки. Такое падение после выпуска болезненно бьет по многим архитекторам. Из-за этого многие уходят из профессии.
 
— Может показаться, что эконом — это непременно плохо, дешево, некачественно и некрасиво. Что такое эконом-жилье и на каких принципах, на ваш взгляд, оно должно базироваться?
 
Главный секрет эконом-жилья — оно строится на тех же принципах, что и жилье элитного класса: человек — главная часть любого здания. Несомненно, то, что сейчас есть — плохо, дешево, некачественно и некрасиво. Пока эконом-жилье — просто способ заработать или вложить деньги, чтобы они не прогорели. Наш эконом вообще не учитывает, что человек — это что-то за пределами мяса и костей. Весь современный российский эконом-сегмент — коробки для сна. Он подходит лишь для того, чтобы переночевать, сходить на работу, вернуться и опять переночевать. О других потребностях человека в эконом-классе вообще речи не идет. Например, когда я основал свое бюро, то с самого начала доказывал застройщику, мол, начните делать дворы для людей. Там никто не гуляет не потому, что они не нужны, а потому что вы делаете ужасные дворы. Застройщики прислушались и заметили, что во дворах появились молодые мамы с колясками, люди с собаками, родители с детьми. А это в свою очередь стало привлекать покупателей, т. е. создание среды, в центре которой находится человек — хорошее конкурентное преимущество.
 
— Каким эконом-жилье должно быть в идеале?
 
В России существует понятие «среднестатистический покупатель». Под него лепят 80, а то и больше процентов квартир. Например, в Москве среднестатистический покупатель побогаче, чем в регионах, он любит двух и трехкомнатные квартиры. Но это очень плохой термин. Нужно его разбить хотя бы на несколько категорий и делать в соответствии с этим разные планировки квартир: для родителей с маленьким ребенком, для семей со взрослыми родителями и их детьми, для пенсионеров и т. д. Это совершенно разные подходы к проектированию, другая эргономика и экономика жилья. В одном здании могут сочетаться несколько типов квартир. Сейчас же дом — набор ячеек для усредненного человека, и каждый старается эту ячейку под себя переделать. Первое, что нужно сделать для решения проблемы — глубже проанализировать рынок недвижимости и психологию жителей, чтобы узнать больше о покупателях жилья: почему они приобретают квартиры, как и с кем они будут жить. По статистике, житель России меняет квартиру в среднем раз в десять лет. Второе — заняться жилыми массивами. Пока российское жилье не имеет никакого отношения к комфортной городской среде — это хаотично расположенные коробки с пожарными проездами, парковками и псевдодворами вокруг, чтобы пройти по нормам.
 
 
 
 
 
— Если принципы у эконом- и элитного жилья одни и те же, то за счет чего удается сэкономить?
 
Благодаря средствам реализации. В экономе никогда не будет гранитного пола,  консьержа, автономности и противоударных окон в пол. Моя задача как архитектора эконом-класса — найти способы реализации, которые по стоимости не превысят установленный бюджет, но будут соответствовать принципам комфортного проживания. К примеру, в любом доме независимо от класса нужна хорошая входная группа и уютный подъезд. В «элитке» можно сделать атриум на два этажа, гранитный противоскользящий пол, двери, автоматически открывающиеся при распознавании лица жильца, архитектурную подсветку потолка для более мягкого света, продуманную тепловую завесу, чтобы убедить экспертизу уйти от двойного тамбура. В эконом-классе входная группа аналогично должна иметь много воздуха, но можно обойтись без атриума: достаточно немного увеличить ее по ширине. Пол тоже не должен скользить, но достичь этого эффекта можно при помощи недорогой плитки. Вместо автоматического распознавания лица можно применить значительно более дешевые ключи, которые домофон будет засекать при приближении жителя дома и разблокировать замок (аналогично открыванию дверей у современных машин). Вместо архитектурной подсветки можно установить освещение в два уровня — на потолке и в районе пола, — которое будет автоматически включаться по датчику движения. Сделать двойной тамбур, но такой, чтобы молодая мама смогла легко пройти с коляской между дверей. Проще говоря, потребности и функционирование в здании богатого и не очень человека примерно одинаковые. Но человек может сидеть с одинаковым комфортом для спины как на кожаном диване от местного гламурного дизайнера, так и на диване из ИКЕА. 
 
— Первый заместитель председателя Правительства России Игорь Шувалов назвал термин «эконом-жилье» унизительным. Вы согласны с этим?   
 
Может, просто чиновники не хотят, чтобы страна жила в эконом-жилье. Они могут придумать новый термин — «жилье недо-люкс», например — и вся статистика о вводе нового жилья будет основана на нем: в России за год построили 1 млн кв.м. люксовой недвижимости и 5 млн чуток не люксовой. Как называется этот вид жилья, унизителен он или нет, не имеет значения: это всего лишь набор терминологии. Лучше бы чиновники придрались к методам проектирования, стоимости и обеспеченности новой застройки школами, садами, парковками и рабочими местами. К примеру, в российских городах разрешается застраивать участки земли практически в полях, где нет элементарной инфраструктуры и даже дорог. 
 
— Что, на ваш взгляд, важнее — планировка квартир (или «квартирография») в доме или его внешний облик? Как найти баланс между этими составляющими? 
 
Не могу сказать, что в эконом-сегменте внешний облик дома является суперважным. Разумеется, он влияет на городскую среду, но квартирография важнее: планировки должны отвечать потребностям людей. Жители разные, и планировки должны быть разными. Второе место по важности в эконом-сегменте занимает жилая среда: внешний вид домов в контексте городского пространства, этажность, качество генеральных планов, благоустройство, транспортная схема. На третьем месте — фасады зданий: в эконом-сегменте они часто падают жертвой в пользу комфорта жителей. Но делать совсем плохо тоже нельзя, ведь их каждый день будут видеть наши дети и внуки. 
 
Баланс между внешним обликом здания и квартирографией найти очень сложно из-за большого количества людей, вносящих в проект правки. В России правит девелопер. Он может внести изменения в любой момент стройки и разрушить систему, выстроенную архитектором под современные требования качественной среды. Баланс — сложная задача, оттого она мне и интересна: нужно комплексно подходить к проекту, чтобы создать нечто качественное. 
 
— Какие объекты российских архитекторов в эконом-сегменте вы считаете удачными и почему?
 
 
архитектор никита маликов, тверь
 
 
В России с эконом-сегментом очень хорошо работают в Сибири и на Урале. Возможно, это будет звучать как реклама, но застройщик достоин этого: некоторые проекты «Брусники» — как капля меда в бочке дегтя типовой застройки.
 
— Приведите, пожалуйста, примеры проектов качественного эконом-жилья за рубежом.
 
Откройте страницу издания ArchDaily и посмотрите раздел Social Housing. Все, что там представлено — примеры отличного социального жилья. Меня на работу в эконом-сегменте в свое время вдохновило бюро OFIS из Словении. Его главный архитектор создал невероятно интересные проекты социального жилья для своей страны. Впоследствии, насколько мне известно, государство выкупило часть проектов и реализовало их в качестве типового жилья эконом-класса. Все их проекты в разделе «Жилые дома» достойны пристального изучения тем, кто работает в эконом-нише. 
 
— Какими вы видите города будущего, если исходить из сегодняшней концепции, которая популяризирует малогабаритные квартиры (от 15 кв.м)?
 
Плохими вижу.
 
2015 год — время, когда во всем мире закончилась информационная эпоха и началась цифровая. Все поменялось. Теперь будущее наступит очень скоро. Я думаю, все то, о чем мы сейчас рассуждаем, кардинально изменится в ближайшие 20 лет. К примеру, солнечные батареи могут стать настолько дешевыми и эффективными, что все новые жилые здания начнут в течении светового дня «питаться» только благодаря им.
 
Может, все пойдет еще дальше, и солнечные батареи обретут иную форму и текстуру и станут превосходным фасадным материалом. Я не знаю, как прокачаются умные дома и как они будут управлять жизнью людей. Возможно, цифровое окружение научится управлять не только жильем, но нами и нашими эмоциями. В связи с этим сильно изменится квартирография. Людей будут интересовать не просто площадь квартиры и количество комнат, а зонирование и функциональные особенности. Кто-то захочет квартиру, чтобы ее половину можно было превращать в офис или даже мини-кафе, не нарушая при этом действующих норм. Кто-то пожелает иметь отдельный выход на улицу из каждой комнаты на первом этаже, чтобы из квартиры получилось хорошее жилье для аренды.
 
Никто не знает, куда повернут наши привычки и что принесет новый опыт. Не думаю, что квартиры сильно будут расти в размерах, зато принцип зонирования и эргономика будут меняться согласно модным на тот момент тенденциям. Но классика вроде дачи за городом, роскошного дома и жилья на последнем этаже дома никогда не выйдут из моды. Не думаю, что общая композиция города сильно изменится, но что будет с эконом-сегментом, неизвестно. В любом случае малогабаритные квартиры — это плохо как ни крути, и что делать с их огромным количеством, построенным за последние годы, я не знаю. 
 
архитектор никита маликов, тверь

Рендеры предоставлены Никитой Маликовым.

 

Тверь
ЖК Белые ночи.
Жилая площадь 4500 кв.м.
Проект 2016 год
Дата начала реализации 2017 год.
 

У каждого архитектора есть любимый заказчик. Это проект как раз для такого человека, понимающего роль архитектуры. Дом располагается в достаточно унылом районе города, но должен стать первым зданием, с которого начнется преображения района. Здание является соединяющим звеном между частной застройкой с одной стороны улицы и среднеэтажной с другой. Для облегчения восприятия главный фасад визуально поделен на две части, являясь переходным звеном между разными типами застроек. Комбинирование габиона, штукатурки и деревянных вставок на фасаде позволило создать визуально легкое сооружение.


Еще по теме:
Архитекторы

Просмотров: 853

Оставить комментарий

Популярные статьи

Видео библиотека


Все видео