Подписка на новости



Соединяя эпохи: биеннале музейного дизайна "Форма"

Завтра закрывается биеннале музейного дизайна «Форма» в Петербурге, и сейчас именно тот момент, когда стоит на эту биеннале сходить.

13.12.2014, 18:49 | Автор: Саша Никитина



Я не ожидала от неё ничего, собственно не ясно было, чего ждать. Это первое мероприятие подобного рода, обращённое не к тому, Что показано, а к тому, Как. Музейный дизайн здесь рассматривался отдельно от всего, и главными героями были архитекторы пространства.

Пресс-тур биеннале охватывал всего три локации из всех: Музей Блокады Ленинграда, Музей Городской Скульптуры и Гатчинский Дворец. В полдень меня привозят ко входу в Музей Блокады где сталкиваюсь с суровым взглядом товарища Сталина со стен. В общей сложности я насчитала их, Сталиных, штук пять, наверное, и прямо над лестницей самый милый, в овальной раме и романтической дымке. На первом этаже таинственная голубая комната, но нам на второй. Музей Блокады Ленинграда – место примечательное, имеющее колоссальную важность для горожан, в чьи гены занесена память о тяжелых годах блокады. И, тем не менее, такой музей занимает очень мало места: второй этаж, навскидку метров сорок длинного узкого зала с витринами вдоль стен, да и всё.

Музей сейчас переживает видимо серьёзные реформы, буквально этой весной он впервые принял участие в Ночи Музеев, теперь вот вписался в такую авантюру, как Форма. Исходит инициатива, скорее всего от молодого и активного директора Сергея Курносова, которого назначили руководителем музея прошлой осенью – и с тех пор он раскручивает Музей, ввязываясь в различные акции. По его словам, они ищут дополнительное помещение, хотя именно это место на Соляном переулке, имеет большое значение и от него отказываться не собираются – но помещать экспонаты явно некуда.

Из тесноты и многофункциональности (по словам Курносова в залах среди постоянной экспозиции проходят мероприятия для ветеранов) дизайнер Джон Эббот (Jon Abbot) из студии Barnbrook, вышел, используя имитацию временного госпиталя, что вполне соответствовало выбранной теме: «Поле боя – госпиталь».

Переднюю часть зала занял тент, ослепительно белый, под его стенами в витринах и по центру на временных модулях экспонаты: медицинские приборы, журналы, средства, с помощью которых некогда в полевых условиях спасали жизни.

«Мы не выбирали экспонаты, они уже были здесь в коллекции и сам Музей курировал эту выставку», - комментирует Джон, - «Мы выбирали мебель, обстановку – Музей хронологию и расположение экспонатов. По образованию я графический дизайнер, это моя основная деятельность. Я не изучал отдельно музейный дизайн, но знания в графике могут быть использованы как угодно – как в двух измерениях, так и в трёх. Эта выставка о военной медицине, а в условиях войны часто больница создаётся просто на поле как временная постройка. Мы и хотели показать это с помощью палатки, не то, чтобы переместить в госпиталь, мы всё-таки в музее, но передать атмосферу этого непостоянства».

Студия Barnbrook также занималась фирменным стилем биеннале: баннеры, каталог, мерчендайзинг – везде можно заметить фирменные шрифты Джонатана Барнбрука (Jonathan Barnbrook), который также приехал представлять проект. Для участия в биеннале Музей Блокады Ленинграда он выбрал неслучайно, Барнбрук интересуется историей России давно и на официальном открытии говорит, чтобы мы берегли этот музей, как важное напоминание о подвиге ленинградцев. Идея же этой выставки принадлежит научному сотруднику музея, Александру Голубеву.

Мы смотрим по сторонам и все, вместе с участниками биеннале отправляемся дальше – в Музей Уличной Скульптуры.

На входе сразу впечатляет скульптура розы, не так давно перенесённая в музей. Огромная она лежит на земле под мягким светом как всегда облачного неба. Помимо неё на улице представлены замечательные примеры городской скульптуры, а внутри нас ждёт другая выставка, посвящённая почтовым открыткам. Проект «На память о памятнике» для биеннале Форма сделал датский дизайнер и архитектор Арне Кворнинг. Заигрывая с перспективой помещения, экспозиция создаёт оптическую иллюзию: ото входа зал кажется очень длинным, линия горизонта из открыток разных эпох уходит в бесконечность и там, в точке схождения светится экран со слайдами из снимков тех памятников, что изображены на открытках, но в исполнении обычных жителей и гостей Петербурга. Оттуда же видно, как на противоположной стене из отпечатков открыток вырисовывается скульптурный символ Петербурга – Медный Всадник.

Арне Кворнинг: «Мы начали ставить выставку всего пять дней назад, поэтому у нас было не так много времени, чтобы понять принципы работы здесь, в России. Я пришел в музейный дизайн через архитектуру, по образованию я архитектор, затем занялся сценографией, работал с театрами, телевидением,  теперь я занимаюсь исключительно музейным дизайном. Но я по-прежнему чувствую себя в театре, на сцене, когда делаю выставку. До сих пор я ни разу не слышал о таком биеннале, посвящённом музейному дизайну, это очень интересная тема. На самом деле так мало людей работает в этой сфере, в Дании этим занимаются всего три-четыре студии, но интерес к такого рода дизайну растёт. Дело ведь не в том, чтобы просто поставить предметы на подиум – нужно использовать свет, создавать атмосферу».

 Арне отправляет меня посмотреть на конструкцию с обратной стороны – там минималистично изображена карта города, с отметками, где находятся те памятники, которые представлены на открытках. Можно отследить определённую моду на изображения, по открыткам понять, как менялся вид Петербурга с годами – очень интересная выставка, хоть и заметно, что сделана впопыхах. Здесь же и ребята из студии Barnbrook, Джон снимает на камеру понравившиеся открытки – для вдохновения.

После небольшого кофе-брейка нас снова ждёт автобус – теперь на главную точку биеннале, в Гатчинский дворец. В окнах мимо нас проносится унылый пейзаж ленинградской области поздней осенью, тяжелое небо опускается на поля и способствует дрёме.

Вокруг Дворца восхитительный воздух. Влажный и свежий, его хочется пить без остановки, и остатки дрёмы спадают, будто и не было этого длительного путешествия, а может и города не было вовсе. Уже темно и едва можно различить стенды на улице, мы быстро просачиваемся в стены Дворца в уютный желтый свет. Нас встречает экскурсовод и ведёт по светлым коридорам в холодный полумрак подземелий. Так, будто мы смертельно больны, она рассказывает об ушедших временах, мы веселимся и кричим в грот «Эхо»: «кто нами правил?», а грот отвечает: «Павел», «кто первая дева?» - и эхо говорит: «Ева». В замке роскошь, золото, гобелены и впечатлившись рассказами о царских балах мы кружим по скользкому великолепию паркетов. Сотрудники очень ценят эту приглаженность, мне запрещают даже снять кучу использованных бахил – «это нельзя показывать», но официальное открытие и проект биеннале находится в неотреставрированной части Дворца. После светлых комнат с фресками и лепниной нас охватывает мрак голого кирпича со следами советской России, высоченными сводами, запахом стройки. По центру – Музейная навигация, проект петербургского дизайнера Александра Менуса. Хай-тек создаёт хороший контраст с обветшалыми стенами и все по очереди тычут пальцы в джойстик – посмотреть, попробовать, поиграться. Навигация очень перегружена графикой, в ней сложно разобраться и мне быстро становится скучно. Звучит классическая музыка (уж не помню что именно) и изголодавшиеся посетители хватают со столов канапе и фрукты, запивая шампанским.

 

 

 

 

 

Музейный дизайн оказался очень интересным, подход к поддержанию баланса между информативностью и развлечением у каждого разный и очень жаль, что пресс-тур охватил так мало. Но у вас есть ещё один день на изучение этого вопроса, вопроса, который стоит изучения.


Текст: Саша Никитина
Снимки: Иван Забавников

Сайт биеннале


Еще по теме:
Саша Никитина
Арт-интервенции

Просмотров: 4269

Оставить комментарий

Популярные статьи

Конкурсы

Все конкурсы