http://www.archipeople.ru/index/index_1678.html

Подписка на новости



Данияр Юсупов. Беседы. Часть 2

«Оба хором и порознь жаловались мне на качество кадров: по их совокупному мнению доверить проектирование в этой стране решительно некому. Они очень просили "придумать что-нибудь".»

Образование в России переживает сейчас не лучшие времена. Как должен измениться подход к обучению, как оно трансформируется с введением болонской системы, почему университеты исполняют роль «социального сейфа»? ARCHiPEOPLE поговорил об этом и многом другом с Данияром Юсуповым, архитектором, известным урбанистом и специалистом по ревитализации городских пространств, преподавателем СПбГАСУ. Беседа получилась очень долгая и серьёзная, а потому мы приняли решение разделить её на несколько тематических частей. 

Часть 2. Выясняем, в чём отличие «выпускной продукции» наших и зарубежных университетов, как должна выглядеть идеальная модель образования и что значит сегодня имя вуза.

Все беседы в специальном проекте ARCHiPEOPLE.

26.11.2013, 14:21 | Автор: Даша Котенко



В чём специфика архитектурного образования в России? Вы, наверняка, знакомы с тем, как готовят архитекторов за рубежом. Встречалась ли Вам идеальная/близкая к идеальной модель профильного образования? Где? В чём её ключевые преимущества?

Архитектурное образование в России замкнуто само в себе и чрезвычайно оторвано от реальной жизни, крайне слабо соотносится с тем, каков действительный спрос на его продукцию. Но в рамках специалитета оно неплохо справлялось с подготовкой архитекторов «общего применения», способных быстро специализироваться и переучиваться непосредственно в практике. Зарубежное преподавание кардинально отличается от такого подхода широким набором узко- и глубокоспециализированных образовательных курсов в сочетании с развитой системой межуниверситетских обменов.

Если российские вузы полагают, что их выпускная продукция – это люди с некоторыми умениями, то зарубежные вузы ближе к представлению о том, что их выпускная продукция – качественные образовательные программы, а также другие интеллектуальные достижения и продвижение в академической карьере.

Это позволяет студенту гораздо качественнее проектировать свой профиль специализации в процессе базового обучения, а также эффективно достраивать свои компетенции по отдельным позициям в соответствии с развитием конъюнктуры рынка труда. Межуниверситетские обмены позволяют вузам развивать свои лучшие образовательные программы, не распыляя усилий на полноту охвата всего диапазона профподготовки, и заодно удерживать общую для всей сети планку качества программ, не замыкаясь на собственных доморощенных представлениях.

Получается, что вся разница в том, как российские и зарубежные вузы видят свою выпускную «продукцию». Если российские вузы полагают, что их выпускная продукция – это люди с некоторыми умениями, то зарубежные вузы ближе к представлению о том, что их выпускная продукция – качественные образовательные программы, а также другие интеллектуальные достижения и продвижение в академической карьере.

По правде сказать, мне более симпатична вторая модель, хотя меня не вполне устраивает её дискретность. В первой модели возможно обучить людей тому, о чём они не могут иметь никакого представления на входе в систему (теория пространственных напряжений, к примеру, или проектирование в «треке 2» – на это требуется время), вторая ориентирована на тех, кто точно знает, что ему нужно и в каком объёме. В рамках первой модели возможно чудо, вторая – более прагматическая. Невозможно однозначно определить, что лучше.

У меня вдруг выстроилось довольно цельное представление об идеальной модели, но в таком виде она мне нигде не встречалось.

Во всяком случае, имея опыт преподавания и в специалитете, и в бакалавриате с магистратурой, а также попробовав себя в рамках всяких летучих и коммерческих форматов, у меня вдруг выстроилось довольно цельное представление об идеальной модели, но в таком виде она мне нигде не встречалось.

Начальная часть этого представления вполне совпадает с установившимся трендом по форме, но уточняется по содержанию самой концепции – бакалавриат нужен для обучения основам проектной культуры (а вовсе не для отсева малоспособных из отрасли, как это до сих пор практикуется). Здесь явно не хватает распространённых в Европе интерактивных форматов: экскурсий на стройплощадки, к производителям и поставщикам, поездок за границу, практическим тренингам (например, по устройству инверсионной кровли или чему-то подобному). Здесь необходимо не столько наделить обучающегося умениями, сколько через понятийный, эмоциональный и операционный аппарат донести представление о том, как современная проектная культура интегрируется в многоразличные обстоятельства реального мира, – некое четкое ощущение, в чём, собственно, она состоит.

Но на выходе из бакалавриата студенту необходимо определиться с направлением дальнейшего развития:

  • либо он не вполне амбициозен и слегка добирает необходимые умения непосредственно в практике – в этом случае он выбирает себе путь рядового работника и лучше б ему было идти ради этого в техникум (как они нынче называются?);
  • либо он выбирает себе путь продвижения в академической карьере – и тогда он идет по линии магистратуры в большую науку, университетские сети, борьбу за степени, индекс цитируемости, гранты и склоки. И только в этом я вижу перспективу магистратуры;
  • либо он достаточно амбициозен, чтобы стать специалистом экстра-класса – и тогда ему нужно интенсивно специализироваться, то есть применить представления о проектной культуре и умение ими пользоваться, полученные в рамках бакалавриата, в конкретной области. И вот в этом-то практикуемый нынче формат магистратуры (нам ещё предстоит узнать, что такое прикладная магистратура) совсем неэффективен – слишком медленный, мало интенсива, глубины, охвата темы. В моём представлении, это направление развития должно быть устроено совсем иначе, и у меня есть конкретные соображения на этот счёт, я их высказывал на лекции на Архмоскве 2011. Теперь мы с коллегами в Санкт-Петербурге учреждаем новую школу проектирования, базирующуюся на этих предложениях.

Отмечу лишь, что выбор направления развития – это, на мой взгляд, скорее, выбор темперамента.

Ещё добавлю, что последнее направление должно быть устроено настолько дискретно, чтобы можно было развивать и варьировать свою специализацию в течение всей жизни и в соответствии с развитием конъюнктуры рынка труда и компетенций.

Где в России, по Вашему мнению, готовят лучших специалистов? Имеет ли имя вуза принципиальное значение?

Затрудняюсь сказать. Не сочтите за оголтелый патриотизм, но я привык к тому, что выпускники СПбГАСУ и СПб Академии художеств относительно неплохо смотрятся на общероссийском и даже европейском рынке труда. Прочие встречавшиеся мне школы за редким исключением обнаруживали в выпускниках либо оголтелый регионализм, либо глубоко архаичные представления (в том числе и те, что считались передовыми в недавнем прошлом). Наверное, и названные мною школы отличаются этим же, просто их архаика и регионализм случайно удачно вписываются в спрос.

Я бы не рискнул пригласить заказчиков на смотр-конкурс выпускных работ архитектурных вузов. Слишком очевидно, что лучшие из имеющихся предложений не сулят им в ближайщем будущем совсем ничего хорошего. Российские школы проектирования учат неизвестно кого неизвестно чему. 

Я нахожусь под глубоким впечатлением от минувшего всероссийского смотра-конкурса выпускных работ архитектурных вузов, проходившего в этом году в СПб. Наверное, мог бы назвать еще две-три приличные школы в стране, но не стану ввиду пары обстоятельств:

  • как раз в день моего посещения упомянутого смотра-конкурса у меня были две встречи: с одним из крупнейших инвесторов города и с директором одного из самых передовых проектных институтов. Оба хором и порознь жаловались мне на качество кадров: по их совокупному мнению доверить проектирование в этой стране решительно некому. Они очень просили «придумать что-нибудь». И вот, бродя по экспозиции смотра-конкурса, я имел мысль, что явно не рискнул бы пригласить их сюда как заказчиков и покупателей выпускной продукции вузов, – слишком очевидно, что лучшие из имеющихся предложений не сулят им в ближайщем будущем совсем ничего хорошего. Российские школы проектирования учат неизвестно кого неизвестно чему. 
  • всякие реформы высшей школы, переход на бакалавриат-магистратуру, введение «прикладной магистратуры», качественное развитие образования в коммерческих школах  должны снова многое поменять в ландшафте. Так что выводы делать рано – при такой высокой турбулентности в отрасли вчерашние лидеры могут в одночасье оказаться аутсайдерами, и тут никакие традиции, увы, не спасут.

Не думаю, что имя вуза имеет значение. Случаи, когда работодатель обращает на это внимание, крайне редки, а скудная интеграция с университетскими сетями приводит к тому, что наши вузы почти совсем неизвестны западным. Так что для наших выпускников умения и компетенции пока имеют значение в гораздо большей мере, чем имя вуза.


Все беседы в нашем спецпроекте.


Еще по теме:
Данияр Юсупов. Беседы.

Просмотров: 6814

Оставить комментарий

Популярные статьи

Конкурсы

Все конкурсы