Подписка на новости



Юрий Григорян: Периферии

Через несколько месяцев откроется третий Московский урбанистический форум, главной темой которого станет проблема гармоничного развития периферий и центра мегаполисов. В опубликованном манифесте говорится, что периферии мегаполисов кроют в себе огромный потенциал, и именно они - наш главный ресурс для развития. Мы встретились с архитектором Юрием Григоряном, курирующим исследование Московского урбанистического форума "Археология периферии", чтобы понять, какие цели ставят исследователи, какие практические результаты могут ожидать москвичей и почему фокус перенесён из центра города на его окраины. 

10.09.2013, 12:28 | Автор: Андрей Кановка



 
Недавно было анонсировано, что Московский урбанистический форум начал работу над исследованием “Археология периферии”. Как руководитель данного проекта, могли бы Вы подробнее рассказать о его целях и механизмах его проведения?
 
Очень важно, что Форум по своей тематике повернулся от центра городов к периферии. Исследование, которое мы делаем, информационно и содержательно поддерживает этот поворот. Его особенность заключается в изучении глобальных и локальных трендов развития мегаполисов. Целью исследования является раскрытие потенциала периферии и формирование руководства к действию. Мы обобщаем самые интересные зарубежные практики градостроительства, рассматриваем специфику преобразования Москвы, в том числе и в советское время. У каждого города своя идентичность, их не нужно сравнивать по общему знаменателю. Стамбул, Берлин, Пекин, Токио, Рио де Жанейро, эти и многие другие мегаполисы окажутся под нашим пристальным вниманием. Найти самое интересное и релевантное к Москве и сравнивать конкретный опыт – вот одна из наших задач. Результаты исследования будут представлены участникам Форума и станут ключевой темой дискуссий на всех площадках мероприятия.
 
Одна из главных особенностей Москвы – это ее центричность, центростремительность. Все крутится вокруг небольшой по площади территории центра. Но остальная территория, периферия – это ведь место, где живут почти все горожане. И Правительство Москвы прекрасно это понимает. Очевидно, что периферия несет в себе большой культурный, социальный и экономический потенциал. Именно поэтому сейчас важно обратить внимание на окраины и посмотреть на последствия связанные с развитием строительных технологий и скачкообразного роста города в середине XX века.
 
Почему периферия? Нам, авторам исследования, кажется, что плодотворна такая градостроительная политика, при которой занимаются худшими местами в городе. Центр переоценен, и оттого, что на него затрачивают больше усилий, он буквально портится. Цены на землю высокие, инициатив много, и зачастую это приводит к потере уникального архитектурного наследия Москвы. На самом деле, лучше оставить центр в покое и заниматься, например, Капотней или другими проблемными участками.
 
Чтобы понять проблематику нашего исследования, необходимо знать, что относительно московского центра существует определенная иерархия периферий.
 
Центром мы называем территорию в пределах ТТК, которая продолжает осваиваться. Внутри центра – два основных каркаса: исторический (в пределах Садового кольца и Камер-Коллежского вала) и, сравнительно новый, созданный по сталинскому генеральному плану (от Садового кольца до ТТК). Это достаточно условное деление, потому что центром, к примеру, можно назвать только Кремль, куда нет свободного доступа.
 
 
 
Пространству между ТТК и МКАД, в котором живет большинство населения, дано наименование “периферии-1”, с ней связано большинство проблем развития Москвы и именно на нее обращено внимание Форума 2013 Правительства Москвы.
 
Первая часть исследования посвящена Москве как глобальному городу. Ведь процессы, происходящие в Москве, аналогичны тем, что происходят, например, в Буэнос-Айресе или Пекине. Обзор отношений между центрами и перифериями городов по всему миру является отчасти образовательным. Мы покажем широкой общественности и участникам Московского урбанистического форума, с чем сталкиваются другие крупные мегаполисы.
 
Вторая часть исследования заключается в более глубоком изучении“периферии-1”. Также она включает в себя немаловажный проект “Археология”. Москва – это идеальный город, спроектированный советскими архитекторами. И он скрыт в этой периферии. Его необходимо найти заново. Мы как археологи, которые едут раскапывать древнюю столицу, знаем, что она там, но что найдем - неизвестно. Так, в “периферии-1” можно найти много интересной архитектуры 70-80-х гг., которая до сих пор почему-то не считалась ценной и оттого сегодня портится.
 
Структура исследования основывается на делении по следующим ключевым направлениям развития мегаполисов: общество, стратегии и управление, архитектура и градостроительство, культура и экономика. Отдельно выделено то, что будет делать российское представительство международного ИА Thomson Reuters и Алексей Новиков - исследование о том, как с помощью новых технологий будут управляться города в будущем.
По каждому направлению сформирована рабочая группа из ключевых международных и российских экспертов.
 
У каждого направления также свой куратор: 
Социология - Алексей Левинсон
Культура - Григорий Ревзин
Экономика - Алексей Новиков
Городская политика - Алексей Муратов
Архитектура - я вместе с компанией «Меганом»
 
Я также буду пытаться все эти направления сводить воедино, так как нам важен комплексный подход не только с архитектурной точки зрения, но и с точки зрения тенденций в обществе.
Наша команда уверена, что исследование станет хорошей основой для проведения Московского Урбанистического Форума 2013.
 
Существуют ли какие-то представления о перспективах развития Москвы в сторону периферии? Должны ли создаваться центры развития?
 
Есть много точек зрения, и я не могу претендовать на знание истины. Могу сказать, что Москва в высшей степени моноцентричный город. Это связано с исторической структурой, с тем, что он органически развивается по радиально-кольцевой системе. Хотя еще в 1920-е гг. были предложения по его децентрализации. Примерно 100 лет назад у многих городов был шанс сменить тенденцию развития. Например, Москва тогда пошла по пути централизации, а Брюссель и соседние с ним населенные пункты пошли по пути децентрализации.
Москва – один из двух-трех городов России, в который все хотят приехать. Здесь бесконечный спрос на жилье. И ценность этого жилья определяется расположением к центру – продается дороже то, что ближе к нему. Сменить вектор развития в сторону полицентричности в огромном городе, где есть четко выраженный исторический центр, в котором максимально высокая цена земли и качество жизни, конечно, можно попробовать, но насколько это будет успешно, пока непонятно.
 
Если не слушать лозунгов и деклараций, а смотреть на то, что происходит реально, то видно, что ни внутри, ни снаружи МКАД никакого сдерживания застройки нет.
 
Происходит органическое развитие – все пустые места застраиваются, а меньшие здания заменяются на большие. Если не слушать лозунгов и деклараций, а смотреть на то, что происходит реально, то видно, что ни внутри, ни снаружи МКАД никакого сдерживания застройки нет. В Московской области все сельскохозяйственные поля переводятся под индивидуальное строительство, под земли поселений. Все, кроме лесов, потому что они охраняются. Все это регулируется рыночным спросом, который в московской агломерации не ограничен. Это, конечно, соответствует мировой тенденции роста крупнейших городов. Несколько последних десятилетий крупные города растут, а малые убывают.
 
Очевидно, что направлений развития города много. С одной стороны, это реформирование жилого фонда, с другой, это освоение промышленных зон и т.д. Какое из направлений наиболее предпочтительно?
 
 
Мне кажется, наиболее предпочтительным является либо развитие жилого фонда в пределах ТТК, где находится большая часть рабочих мест, либо создание множества различных мест приложения труда в “периферии-1”. Переделывать под жилье индустриальные зоны недальновидно. И вообще, надо ли строить жилье в пространстве “периферии-1”? Там ведь и так много людей живет.
 
Промзоны надо превращать в кластеры, где могут развиваться, например, инновационные бизнесы, не в последнюю очередь, за счет малой аренды.
 
Если посмотреть на рынок, то у застройщиков нет альтернативы строительству жилья, потому что строить офисы за пределами ТТК невыгодно и непонятно, кто там согласится работать. С моей точки зрения, все промзоны надо превращать в кластеры, где могут развиваться, например, инновационные бизнесы, не в последнюю очередь, за счет малой аренды. Надо использовать любую возможность для создания качественных общественных мест, чтобы люди меньше ездили внутрь ТТК за культурными программами, чтобы некоторые места можно было закоммутировать на себя, чтобы было меньше циклических передвижений из области в центр и обратно. Это важно, потому что скоро придется основательно переделывать целые микрорайоны.
 
Каким образом должны складываться отношения между жителями отдельных районов и теми, кто непосредственно на развитие этих районов может повлиять, то есть представителями местной и центральной администраций? Какова роль архитекторов в создании этих отношений?
 
Идеальный механизм – это, когда есть минимальная единица самоуправления и есть средняя, вроде района, тогда возникает своеобразная демократия.
 
Важно разъяснить, что управление жилыми районами – вопрос жилищно-коммунальный. Все построено на централизованных сетях. Выделить сегодня в микрорайоне единицу самоуправления довольно трудно. ТСЖ не особо приживаются. После социальной катастрофы революции и ста лет нашей истории так просто в неприспособленном пространстве определить границы домовладений фактически невозможно. В центре это можно сделать легко. Там парцелляция участков соответствует дореволюционной: вот улица, а вот территория твоего дома со своим сообществом. Жители центра еще могут собраться, чтобы отстаивать свои интересы. В “периферии-1” подобное устроить сложно. В доме может быть 500 квартир. И непонятно, как при таком количестве голосов что-то решать коллегиально.
 
Идеальный механизм – это, когда есть минимальная единица самоуправления и есть средняя, вроде района, тогда возникает своеобразная демократия. Дома могут делегировать по одному человеку в совет микрорайона, который имеет возможность что-то решать самостоятельно. Власть же только договаривается с ним о планах развития. Например, в Сеуле, если 60 % жителей здания принимают решение о сносе, то другие этому подчиняются, а администрация никак не вмешивается. То есть жители выступают в роли девелоперов.
 
Роль архитектора достаточно высока, потому что он единственный человек в этой ситуации, кто может всем все объяснить и выступить как посредник между властями и жителями.
 
Роль архитектора достаточно высока, потому что он единственный человек в этой ситуации, кто может всем все объяснить и выступить как посредник между властями и жителями. Он может создать язык, на котором будут говорить и те, и другие, то есть объяснить жителям их потенциал и в то же время сформировать вместе с властями границы ответственности.
 
 
Главное, архитектор не должен играть на стороне бизнеса. В западном архитектурном образовательном стандарте записано, что архитектор всегда находится на стороне общества. У нас же увлекаются взаимодействием – не хочу говорить «обслуживанием» – интересов застройщиков. Это неизбежно, так как спорить с ними трудно. Понятно, что застройщику выгодно сделать максимальную плотность, закрытую охраняемую территорию и т.п. И жители зачастую сами поддерживают строительство заборов и создание гетто-коммьюнити. И тут уже вопрос социального договора: В каком городе мы хотим жить? В том, в котором все анклавы отгорожены и проход осуществляется по пропуску?
 
Главное, архитектор не должен играть на стороне бизнеса. В западном архитектурном образовательном стандарте записано, что архитектор всегда находится на стороне общества.
 
Другое дело, могут ли жители, которые по умолчанию поддерживают отгораживание, вдруг выступить на стороне города и поддержать другие модели, более проницаемые. Ты живешь в доме, а внизу у тебя кафе, в которое могут ходить другие люди. Или, например, в “периферии-1” необходимо построить много новых улиц. И это должен быть проект для горожан, они должны его полюбить, принять как свой. Им надо понять, что это будет новая улица с магазинами, ресторанами, новыми людьми. Это, конечно, сложно, потому что жители против развития. Инициативы можно продвигать только сверху вниз. Житель так устроен, что он ничего не хочет, у него нездоровый консерватизм, который, возможно, тоже служит залогом преемственности городского развития.
Исходя из всего этого, можно сказать, что архитектор как посредник, выступающий на стороне хорошего города, не должен принадлежать ни к властным структурам, ни к жителям.
 
Как породить армию агентов влияния, которые ворвутся во дворы, дома, жилые комплексы и начнут внутри культивировать новое понимание, мировоззрение, культуру?
 
Говорить о “врывающихся агентах влияния” неправильно. Здесь не должно быть никакого насилия. Конечно, много шансов упущено. Каждое поколение оказывается в гораздо более сложной ситуации, потому что предыдущие поколения плохо представляли будущее. Можно ли было предвидеть, что транспорт так быстро разовьется? И можем ли мы теперь представить, с помощью чего решится транспортная проблема?
 
Агитировать никого не надо, надо объяснять. В последние годы градостроительство стало обсуждаемой темой, которой люди стали интересоваться. Например, как быть с микрорайонами, в которых возникают гетто? Важно для решения этих вопросов установить общий для всех язык, чтобы все понимали, что такое гетто-изоляция, и в чем ее опасность. При этом не надо кого-то выселять, а надо правильно распределять население.
 
Американский опыт “плавильного котла”, когда не важно, откуда ты приехал, просто живи по правилам города, очень нам подходит. Такой опыт, в отличие от европейского, где культурные страты проявлены сильнее, вполне соответствует и советскому наследию. Ведь нет ничего плохого во взятом за основу интернационализме.
 
В общем, не нужны никакие агенты, нужны слова и идеи. Хотя можно констатировать, что сейчас градостроительство не является приоритетом власти в масштабе страны. Впрочем, на московском уровне архитектурой, конечно, интересуются. Поэтому Московский Урбанистический Форум – это знаковое событие. Мы верим, что можно создать новый язык коммуникации между властями, жителями и урбанистами, можно сформировать новое мнение у людей.
 
Существует парадокс – житель по-своему консервативен, но, с другой стороны, его надо приучать к большей самостоятельности. В решении этого парадокса и находится то, что можно противопоставить административно-экономической логике развития города?
 
Я бы не так сложно это сформулировал. Я верю в силу проекта. Проект – это хорошо объяснимая концепция, которую все могут понять. Он должен быть адресован всем участникам процесса: городским властям, бизнесу и сообществу. Думать об очень длинных стратегиях мы не можем, мы должны думать о том, что можно сделать в 3 - 4 года.
 
Долговременные проекты тоже нужны – для внуков. Мы можем резервировать какие-то определенные территории, например, берега Москва-реки под парки.
Но сейчас делать что-либо необходимо чрезвычайно быстро. Парк Горького, например: три месяца работы – и все нашли свою нишу. В целом это показывает, что в любом микрорайоне можно сделать не менее интересный проект. Для этого надо понять интересы всех заинтересованных: горожан, властей, бизнеса.
 
То есть уровень сопротивляемости чему-то новому среди жителей стал ниже?
 
Трудно сказать, ведь потребности людей, в общем, невысоки. Войны нет – это уже хорошо. Есть еда – тоже хорошо. В 1990-1991 гг. не было еды, а сейчас можно все купить. Являлось ли городское развитие приоритетом для горожан еще 15-20 лет назад? Вот сейчас тема «пробок» консолидировала Москву. Это один и тот же путь развития городов. Все начинается с охраны наследия, потом решают транспортную проблему, затем доходит до социальных проблем. Так весь лексикон постепенно осваивается, и повестка дня доходит до граждан. В конце концов, надо просто создавать качественные прецеденты, в этом и состоит важная роль архитектора.

Краткая информация о Московском урбанистическом форуме:
Московский урбанистический форум – это международная конференция в области градостроительства, урбанистки и смежных дисциплин, ежегодно проходит в Москве под эгидойПравительства Москвы. Международный партнер форума –UrbanLandInstitute. Московский урбанистический форум– это площадка для обмена опытом, где руководители крупнейших городов России и мира имеют возможность обсудить волнующие их темы и проекты с представителями международного экспертного сообщества. Ключевая тема форума-2013: «Мегаполисы: развитие за пределами центра». Сайт форума: http://mosurbanforum.ru/

Еще по теме:
Архитекторы
Урбанисты
Юрий Григорян

Просмотров: 10830

Оставить комментарий

Популярные статьи

Конкурсы

Все конкурсы