Подписка на новости


СООБЩЕСТВО АРХИТЕКТОРОВ, ДИЗАЙНЕРОВ, ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ


EDDE: выпускники

Победители курса-контеста EDDE "Офис-лофт" Антон Савельев и Ольга Моисеева рассказывают, что изменилось в профессиональной деятельности после победы в курсе и о поездке в Рио-де-Жанейро и Бразилиа. 

 

11.07.2013, 11:30 | Автор: Дарья Котенко



  

 

Антон Савельев.
В 2011 году закончил Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет.
Работает в
чуть больше года.
 
Ольга Моисеева.
В 2011 году закончила Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет.
Дизайнер торгово-офисных помещений в компании «Красная линия».
 

 

 
Любимое здание, архитектурное сооружение или город.
 
Ольга: Мне кажется, это неправильно - выделять какое-то одно здание. Особенно для архитектора. Но если меня прижать к стенке, то я выберу здание в Петербурге на набережной Мойки – Толстовский дом. Его построил архитектор Лидваль. У него крутая планировка: площадь и улицы внутри. В Москве нет такого богатого модерна.
 
Антон: Конечно, есть много зданий, которые являются базой для истории архитектуры, наравне с ними существуют очень впечатляющие современные постройки. Но большинство этих зданий я, к сожалению, видел только на картинках. А когда встречаешь их в жизни, они производят совершенно другое впечатление. Часто – хуже. Иногда – гораздо лучшее. Например, до поездки в Бразилиа, в которую мы отправились как победители курса EDDE «Офис-лофт», я очень скептически относился к Оскару Нимейеру, который при непосредственном «знакомстве» поразил меня. Но одно его здание выделить не могу.     
 
 
 
Что подтолкнуло к решению участвовать в курсе-контесте EDDE на тему «Офис-лофт»? Были ли определённые цели или вами двигал исключительно интерес?
 
Антон: У нас до этого в курсе участвовали друзья, и они нам его прорекламировали). Мне понравилось то, что он был необычным по формату и подразумевал обучение. Так как я вообще не был связан с интерьерами, участие мне показалось интересным и с точки зрения нового опыта: расширить горизонты, пообщаться с людьми из этой сферы.
 
Ольга: Так вышло, что, как раз когда ребята участвовали в конкурсе «Лофт-апартаменты», я у них жила и наблюдала, как это всё происходит. И мне постоянно хотелось что-то ввернуть, внести свою лепту. Но они такие, со своим мнением. Слушали меня, но не прислушивались! И тут мне стало так обидно. Я думаю: надо тоже создать свою команду!
 
Антон: Ольга была инициатором нашего участия в курсе. Я не особо люблю конкурсы.
 
Ольга: Ты просто не любишь интерьеры.
 
Антон: И интерьеры тоже.
 
 
Что вызвало основные трудности во время участия в конкурсе?
 
Антон: Одним из атрибутов победы должна была стать реализация проекта. Но с самого начала было понятно, что этого не произойдёт. А для молодого архитектора это было бы большим бонусом, если бы по его победившему проекту сделали объект. Ведь у нас был конкретный заказчик (Прим. редакции: компания «Вектор Инвестментс»), конкретное пространство, мы победили, но проект так и не был осуществлён.
 
Ольга: Ну, это сложно, конечно. И не от организаторов зависит. Просто это действительно обидно. Заказчик пришёл на первую сессию, дал задание, и потом был какой-то его представитель.
 
Антон: Нет, один раз был заказчик напрямую, когда мы ходили на экскурсию на объект. Но он не проявлял особого энтузиазма. С самого начала было видно, что заказчику не очень-то интересно, чем мы там занимаемся.
 
В чём отличие формата EDDEот других курсов и конкурсов?
 
Антон: Мне очень понравилось сочетание формы образовательного процесса и собственно конкурса. Приглашали людей, с которыми мы бы вряд ли столкнулись в обычной жизни. Я помню, были эксперты по эко-проектированию офисных пространств. Я проектирую индивидуальные жилые дома, то есть не сталкиваюсь в процессе работы с подобными сферами архитектуры вообще. Мне интересно послушать не просто теоретический курс, а именно практика, который занимается тем, о чем нам говорит.
 
Ольга: Я соглашусь. Общение – это самое главное, что ищет человек, пришедший на курс. О победе мы, конечно, думали, но уже в конце. Сначала это было просто такое приключение: пообщаться со знающими людьми, чему-то у них научиться. Может быть, мы тоже чему-то кого-то научили.
 
Антон: Мне тогда ещё запомнилось выступление Максима Неретина.
 
Ольга: Да, в рыжей рубашке.
 
Антон: Рубашку не помню, но он дал какой-то новый взгляд на архитектурную деятельность. Именно с точки зрения бизнеса. Архитектору, который всю жизнь сидел с карандашом и что-то рисовал, очень трудно понять, что это бизнес, а не просто творчество.
 
 
Что изменилось в вашей жизни после этого курса? Каким образом приобретённый опыт повлиял на эти изменения?
 
Антон: Конкурс был год назад, а я приехал в Москву всего за пару месяцев до этого. И сразу победа. Это придало мне профессиональной уверенности.
 
Ольга: Мы участвовали в конкурсе практически сразу после окончания университета. К тому моменту мы работали всего полгода. В вузе и на работе тебя всё равно загоняют в определённые рамки, а тут можно почувствовать себя главным. Никто над тобой не стоит, но и пенять не на кого. Твою идею не завернут, и ты можешь реализовать всё, что хочешь. Это неоценимый опыт, который, действительно, придал нам уверенности в своих идеях. К тому же, благодаря проекту у нас появился новый заказчик.
В компании, где я работаю, тоже были изменения: когда руководство узнало, что я участвую в таком конкурсе, меня включили в группу по разработке дизайна нашего нового офиса на территории Artplay. Делать офис для себя – это совсем другое чувство. Но, к сожалению, потом бизнес опять вышел на первый план, опередил творчество, и пришлось это отдать другим людям, а самой зарабатывать деньги для компании. Но какое-то время я чувствовала себя нужным человеком.
 
 
Расскажите, как курс открыл вам дорогу в Рио.
 
Ольга: Мы хотели бы сказать огромное спасибо организаторам конкурса. Неизвестно, когда бы мы сами слетали в Рио. Это было чудесное путешествие, длительное и очень захватывающее.
 
 
Антон: Мы там были две недели и посетили Рио и Бразилиа. Поленились слетать в Сан-Паулу, потому что думали, что на столицу уйдёт очень много времени, но ошиблись. Там очень жарко, и Бразилиа – место, совершенно не приспособленное для людей. Совсем негде гулять. Изначально Бразилия планировался как идеальный город для правительства.
 
 
Ольга: В конце концов, там сделали такие широченные проезды для машин, но нет пешеходных переходов и светофоров вообще. Чтобы дойти куда-нибудь, надо рискнуть жизнью несколько раз.
 
Антон: Либо взять такси.
 
Ольга: Нет растительности, и солнце стоит над головой. Я каждый вечер кожу с себя снимала буквально. Но это того стоило. Оскар Нимейер очень крутой.
 
Антон: Город необычный очень, конечно.
 
Ольга: Вообще, Бразилия – дружественная нам страна. Она находится на той же стадии развития, что и мы.
 
Антон: Но круче, потому что там есть океан. Там люди более расслабленные.
 
Ольга: Теперь мы надеемся самостоятельно туда вернуться и уже более тщательно продумать маршрут.
 
Антон: Мы же ещё стулья получили!)
 
Ольга: О, да, Office Solutions нам ещё подарили очень крутые офисные стулья. В качестве «Приза зрительских симпатий».
 
Антон: Они у нас теперь дома. Мы на них сидим. Они так катаются хорошо.
 
 
Что бы вы изменили в курсе?
 
Антон: Хотелось бы, чтобы была гарантирована реализация победившего проекта. Это, конечно, невозможно, так как заказчик всё решает, и организаторы вряд ли могут на это повлиять.
 
Ольга: В самом курсе всё в целом двигалось в правильном направлении. Может быть, было немного сумбурно. То есть надо просто обтесать весь процесс.
 
Антон: Вот, девушка с третьего курса говорила, что ей вообще всё уже нравилось в смысле организации. Хорошо, что они это дело не бросают, а развиваются и привлекают всё больше людей, которые, как и мы, что-то для себя открывают.
 
Ольга: Забавно было, что отношение такое, как к школьникам. С архитекторами так не получится, конечно.
 
Антон: Да, это смешно было.
 
Ольга: Но зато жесткость организаторов в части тайминга и управления проектом позволили всё проектирование разделить на этапы, и не было такого, что мы всё в последний момент доделывали. Я потом ещё в одном конкурсе участвовала, и там нас уже никто не контролировал. Получилось как раз по обычной модели – всё пришлось навёрстывать в последнюю минуту.
 
 
 
Есть ещё какие-то планы на образовательную деятельность?
 
Антон: Я просто мечтаю поехать на стажировку, получить какой-то иностранный опыт. Он очень нужен сейчас. У нас появляется много заказчиков-иностранцев. С ними немного на другом языке надо разговаривать. Мне кажется, это очень важно, а я чувствую, что пропустил этот момент. Мне хочется его восполнить, пока есть возможность.
 
Ольга: Я соглашусь. О том, чем я занимаюсь, вообще мало кто имеет представление в нашей стране. Понимание, что такое красивый магазин сейчас только начинает проявляться. И если заказчик хочет получить грамотное пространство, то чаще обращается к зарубежному архитектору. И хотелось бы хотя бы поехать посмотреть, я уже не говорю про стажировку. Вот, визу как раз делаю. Составила список, поеду смотреть на магазины, заимствовать идеи.
Я думаю, что моя образовательная деятельность должна перейти в новое русло. Я должна преподавать, а не учиться. Мыслей много, и я думаю, что лет через пять всё выльется в какой-нибудь курс.
 
 
Как вы относитесь к тем, кто «вечно участвует в конкурсах»?
 
Антон: Я отрицательно отношусь. Есть такая категория людей, которые постоянно делают конкурсы, постоянно в них участвуют. Я не против них, у кого-то много идей, они могут реализоваться – это замечательно. Но лично на себя я не могу это примерить. Чтобы хорошо выступить на конкурсе, нужно вложить в него всего себя. Я предпочитаю сочетать эту деятельность с работой. Потому что она, извините, хотя бы приносит деньги, приносит самореализацию именно в профессии, а конкурс может быть просто работой «в стол». Очень редко происходит реализация проектов после каких-то открытых конкурсов. Это большая проблема. В институт конкурсов в нашей стране я пока не очень верю. 
 
Ольга: Я лично положительно отношусь. Во-первых, всегда конкурс можно совмещать с работой. Во-вторых, работа – это работа, а в конкурсе свои нереализованные амбиции можно осуществить. Всегда есть возможность выиграть. Но это усилие над собой, профессиональный и творческий рост. И я не считаю, что это от безделья происходит, скорее наоборот. Плюс, новые люди, новые возможности.
 
 
Как вы относитесь к тем, у кого «вечно нет времени на творчество»?
 
Антон: Я думаю, среди архитекторов вряд ли найдутся такие, которые никогда не участвовали в конкурсах.
 
Ольга: Дело не только в конкурсах. Творчество – это такое всеобъемлющее понятие. Ты иногда сидишь, и у тебя просто руки чешутся, насколько хочется чем-то таким себя занять. И потом, творчество может быть абсолютно в любой сфере. Душа требует элементарного выплеска энергии. Насколько я знаю по-настоящему творческих людей, у них есть несколько жизненных циклов: они сначала в себе закрываются и копят энергию, а потом её реализуют. Так вот, выплеск может произойти в абсолютно любой форме. На тусовке потусить, эпатировать людей – это тоже творчество. Я вот тумбочку дома пилю, у меня вся кровать в опилках. Даже карандашом почеркать, песню сочинить – да что угодно. Если ты ничего такого не делаешь, то, наверное, ты немножко не архитектор, не творческий человек – скорее технарь.
 
 
Фотогалерея: проект концепта офиса-лофта архитекторов Антона Савельева и Ольги Моисеевой для компании «Вектор Инвестментс».
Адрес: Москва, ул. Льва Толстого, 20, деловой квартал «Красная Роза 1875», бизнес-центр «Строганов».
 
Фото путешествия Антона и Ольги взяты из персонального блога http://smallsimplejourney.blogspot.ru/

Еще по теме:
Архитекторы
Ольга Моисеева

Просмотров: 6305

Оставить комментарий

Популярные статьи