http://www.archipeople.ru/index/index_1678.html

Подписка на новости



Юлий Борисов про любимые места, новую Москву и извечную азиатчину

Мы продолжаем публиковать беседы с талантливыми архитекторами в рамках проекта «RE: новация». Юлий Борисов, учредитель и главный архитектор бюро UNK project рассказал ARCHiPEOPLE про новый офис бюро на Лужнецкой набережной, планы на будущее и про то, почему хорошему архитектору необходимо быть немножко шизофреником.

26.06.2013, 09:20 | Автор: Мила Вершко



 
Юлий Борисов.
Образование: МАрхИ, Стажировка в Баухаузе в Дессау.
Работал в берлинском бюро «Smidh&partners».
С 1994 по 2000 гг. - главный архитектор дизайн-студии «LBL-квадра». 
В настоящее время - учредитель и главный архитектор бюро UNK project. 
  
 
Про новый офис
 
Нам очень нравился наш старый офис. Там все было сделано «под себя» и продумано до мелочей. Но произошло то, что часто происходит: со временем он стал слишком  мал для нас. И мы решили найти помещение, которое соответствовало бы нескольким параметрам: первое – это местоположение, оно должно было быть удобным как для сотрудников, так и для наших клиентов. Следующий момент – обязательно отдельное здание, так как для себя мы решили, что ищем не стандартный офис, а помещение с высокими потолками, где много воздуха, много свободного легко трансформируемого пространства, которое стимулировало бы людей и вдохновляло для креативной деятельности.
 
Я верю в open space, ведь архитектура  – коллективный «вид спорта», здесь важна командная работа.
 
Такое пространство стимулирует людей на движение мысли, творческие идеи, энергию. Когда каждый сидит в своей «клетке», люди  уходят в себя – все замирает, затухает.
 
 
Про важность месторасположения
 
То место, где мы сейчас находимся – территория завода, очень волнует меня. Я, как местный житель знаю, насколько оно уникально по многим параметрам: и по доступности к центру, по экологии и по карме. Здесь излучина Москва-реки, летом температура на пару градусов ниже, а зимой выше чем в городе – река как естественных кондиционер работает. Но здесь же много заводов полуразрушенных – это негоже.
 
Про будущие проекты
 
Мы сейчас активно развиваем три направления: офисные интерьеры (тут мы, наверное, одни из самых сильных игроков на рынке); дальше идут рестораны, фудкорты, ритейл – здесь мы тоже достаточно уверенно себя чувствуем; еще есть несколько больших проектов по архитектуре  – в Московской области и жилой микрорайон в Сколково.
 
Про джентрификацию и «новую Москву»
 
Это чудесно, что в последнее время началось серьезное движение. Сейчас много проектов по преобразованию и переосмыслению пространства в городе, на последнем архсовете были заявлены планы по реконструкции «Серпа и молота».
 
Естественно, что потенциал Москвы в радиусе третьего транспортного кольца в основном в развитии промзон. Они есть, они ждут своего часа.
 
Но, к сожалению, много несоответствий между желаниями города, возможностями инвесторов, градостроительными регламентами и правовыми аспектами. То есть проблема не в отсутствии желания, а в том, что есть четыре стороны, которые никак не могут растянуть между это одеяло.
 
Основное позитивное движение – это то, что в Москве стало возможно строить нормальную, хорошую, качественную архитектуру. Личные предпочтения мэра ушли на второй план. А второе – бизнес стал требовать качественную архитектуру, то есть стало нормальным проводить конкурсы среди архитекторов в этой сфере.
 
То, что произошло с московскими парками – вообще замечательно, я очень поддерживаю эту инициативу. С брусчаткой – ну положили неровно, с нарушением технологии – но все равно лучше, чем асфальт. Если бы, конечно, ее не вдоль, а поперек укладывали, как везде, было бы отлично. Но все лучше, чем бездействие.
 
 
Про архитектурное образование
 
Если сравнить западный и наш подход к архитектурному образованию, то, к сожалению, приходится признать, что отличия не говорят в нашу пользу. Я год учился в Германии – там идет четкое разделение: это архитектор-конструктор, это архитектор-инженер, архитектор-концептуалист. А у нас все вперемешку. Нас не учат обосновывать свои идеи и делать системный анализ. То, что я получаю в лице молодых сотрудников – это скорее вопреки, а не благодаря. Ну и подражательства много.
 
А вообще, в силу климата, возможно, в России и много хороших архитекторов, даже талантливых.
 
Мы берем много молодых специалистов со свежими взглядами и впечатлениями. Предпочитаем самостоятельно их формировать и в процессе работы передавать свое ощущение архитектуры, свой подход, свою методологию проектирования. Но в то же время, считаю, что человек должен в нескольких местах поработать, чтобы себя найти.
 
Про личный опыт и архитекторов
 
Если говорить про мою судьбу, я из семьи физиков-математиков – меня ожидала бы та же стезя. Но я в детстве ходил в художественную школу, и мне это очень нравилось. После школы поступил сразу на физмат и в МАрхИ, полгода учился и там, и там. Но потом архитектура пересилила!
 
Архитекторы, они своего рода шизофреники.
 
С одной стороны, должны обладать безудержной фантазией, а с другой – быть людьми системными, правильно математически мыслящими. Чем больше человек шизофреник – тем лучше у него получится эта работа. Архитектор должен уметь включать и отключать сознание вовремя.
 
 
Про вдохновение
 
Вдохновение – семья, в большей степени там черпаю энергию. Я очень много путешествую. Коллеги удивляются: "Ты все время куда-то ездишь, когда же ты творишь?" А там и творю. Там, где нет практически никакой архитектуры, там, где слова такого не знают. Там глаз отдыхает, новые идеи рождаются. Ну а потом есть кино, книги. Мне Куприн нравится.
 
Про Москву и Запад
 
Самое интересное, когда есть сложноразрешимая задача, существует проблемный дуализм, противоречия, которые удается разрешить. Причем решаешь такую задачу чисто математически – и чувствуешь от этого удовлетворение! Когда дают полную свободу действий, сложно объяснить свое решение, почему так, а не иначе.  Если строить в чистом поле, то кубик с черным квадратом Малевича получается.
 
В Москве даже хорошее здание всегда на фоне чего-то ужасного! Азиатчина!
 
На Западе проще работать технологически, не приходится оправдываться. У нас все пользуются какими-то растиражированными приемами. А зачем так?
В Москве очень тяжело работать в том плане, что контекст для зданий очень плохой. В Европе здания строят на фоне зелени, там много природы, пространства. Место раскрывается, а здесь все зажатое, неблагоустроенное, то есть даже хорошее здание всегда на фоне чего-то ужасного происходит. Азиатщина!
 
 
Про любимые и нелюбимые здания
 
Раньше мне нравилась гостиница Москва... Каждый раз когда еду мимо этого места теперь, отворачиваюсь. Конструктивизм очень люблю. Здание "Генштаба" на Зубовском. А еще есть здание "Российского научного центра хирургии имени академика Петровского". Архитектурной ценностью, оно, конечно, не считается, но когда я его увидел! У меня был шок! Там одно здание будто построено на другом.  Уродство в деталях, где половина окна одного куска здания врезается в стену другого - как гигантские архитектурные сиамские близнецы.
 
А в целом, меня всегда поражал волевой размах и монументальность сталинской Москвы. Начало Тверской, Ленинский проспект ближе к центру.
 
Про любимые места
 
Место, где я живу, дает мне вдохновение. Здесь я работаю, здесь и отдыхаю - на этом пятачке. Мне до работы десять минут, я много гуляю по здешнему району – и офис нашел во время одной из таких прогулок.
 
Сейчас не хватает, как мне кажется, воли сделать что-то по-настоящему, вроде ногу занесли  – а сделать ничего так и не сделали.
 
Новая Москва, Сколково - все никак не могут оформиться по-человечески. Все больше похоже на какие-то слабые потуги сделать лучшее на земле, а никак не получается! Не хватает, как будто, амбиций, силы.
 
ФОТО: Александра Голикова

Еще по теме:
Архитекторы

Просмотров: 6764

Оставить комментарий

Популярные статьи

Конкурсы

Все конкурсы