Подписка на новости



«МАМАдизайн»: мультидисциплинарность во главу угла!

ARCHiPEOPLE встретился с основателями бюро «МАМАдизайн» Кириллом Маркушиным и Владом Мавриным, чтобы узнать, как им удается сочетать архитектурные проекты и промышленный дизайн.

28.02.2014, 13:28 | Автор: Андрей Кановка



/ Это мое не самое лучшее интервью. Но оно могло бы называться "апофеозом" всех интервью. Сухие ответы на сухие вопросы. Впрочем, тут я тоже высот не достиг. Эталонное интервью - это про детектор лжи, там только "да" и "нет". Надо различать этот жанр от разговора. Все самое интересное говорят при выключенном диктофоне./

 

Друзья, расскажите, как и когда возникла идея создать собственное бюро?

Кирилл Маркушин: Мы давно с Владом дружим, вместе учились в архитектурном институте. У нас было много проектов, связанных с музыкой, искусством, современным дизайном. Все это естественным образом позже переросло в нечто более серьезное. Поначалу мы делали арт-проекты некоммерческого характера. Кто-то из знакомых реконструировал помещение или разрабатывал интерьер и предлагал использовать наши объекты. Постепенно мы вышли на уровень собственного бизнеса. Бюро мы основали в 1995 году, а назвали его по первым двум буквам наших фамилий.

Сколько человек было на старте?

Кирилл: Сначала нас было двое. Мы всё придумывали, проектировали и изготавливали на дружественных мощностях самостоятельно. Уже потом общее дело стало обрастать сотрудниками, помещениями.

После какого проекта пришло осознание, что у вас действительно зрелая команда?

Кирилл: По времени это трудно определить. Для DS Design была сделана довольно интересная мониторная стойка центра управления сетью Global One. Это был совершенно новый для нас вид деятельности. Раньше, замечу, у нас не было коммерческой направленности, мы посвящали себя решению творческих задач, использовали все как полигон для изготовления того, что действительно хотелось делать самим. Это была малобюджетная история, но она позволяла реализовывать свои амбиции и представления о дизайне.

Почему возникают ситуации, в которых заказчики выбирают иностранных архитекторов?

Влад Маврин: Так бывает не всегда, но вообще, есть такая установка, что за границей всё лучше.

Кирилл: Понятно, что культура производства, база и подход за границей, может быть, выше, потому что с точки зрения организации процесса и комплексного подхода они идут впереди. Но наш рынок, особенности наших систем застройки и делопроизводства довольно своеобразные. Ведь надо находиться на местности, понимать глубину происходящего, чтобы адекватно выражать свои решения и воплощать их в жизнь.

Влад: Да, творческий метод везде имеет свои плюсы и минусы. То, что происходит у нас, не хуже, чем у других. Есть только своя специфика.

Кирилл: Существует огромное количество предложений, так что невозможно говорить о том, что есть тенденция к обращению за разработкой проектов только к иностранным архитекторам. Все это ситуативно.

Архитектура в России сугубо локальна, или она является частью интернациональной среды?

Влад: Локальных требований полно. Мы с ними, конечно, лучше знакомы. Но и частью интернациональной среды мы тоже являемся. Есть ощущение, что все искусственно разделено. За границей нас не очень примечают, редко публикуют русские проекты. У нас на иностранцев смотрят с большим интересом, но привлекают их не так уж часто. Даже у Нормана Фостера, которого все знают, постоянно накладки  случаются. Многие его проекты не пошли, потому что он оторван от нашей действительности.

Какими проектами вы занимаетесь сейчас?

Кирилл: Наше бюро занимается интерьерами общественных заведений, это основная сфера нашей деятельности – рестораны, бары, офисы. Малоэтажное жилье занимает малый процент проектов. Промышленный дизайн можно у нас выделить в экспериментальное направление. Сейчас мы еще создаем квартиры по принципу конструктора, когда унифицируются архитектурные и строительные решения, для того чтобы повысить качество и снизить стоимость.

Есть ли проект, который хотелось бы реализовать несмотря ни на что?

Кирилл: Мы стараемся заниматься мультидисциплинарными историями, когда проект сочетает в себе архитектуру, дизайн, мультимедиа, искусство, музыку. Это может быть и интерьер, и общественное пространство, и даже инсталляция. Для компании «Соло» мы делали проект «Офис будущего», там был наш дизайн, решение пространства, музыка, видеоНам было бы интересно делать масштабные проекты такого рода. И чем они были бы масштабнее, тем больше отвечали бы нашим идеям о прекрасном и гармоничном. Наше бюро отличается тем, что мы не строим огромных зданий, но у нас очень разные сферы приложения творческих амбиций.

То есть архитектор должен сочетать как можно больше видов деятельности?

Кирилл: У нас из-за нашей мультидисциплинарности каждый проект надо немного начинать заново. Но например,упомянутый проект с квартирами, где используется ряд макросов, позволяет довести свои знания и умения до определенного совершенства. Внутри большой структуры интересов можно выделить что-то, что поможет познать архитектуру до больших глубин.

Насколько промышленный дизайн для вас важен сейчас?

Влад: Достаточно важен, хорошо если он выйдет на первый план. Но ситуация в стране такая, что приходится и производить самим, а не только проектировать. Необходимое производство можно найти с трудом, и все они загружены многочисленными мелкими заказами. Нет производств, которые готовы браться за новые идеи. Поэтому наш дизайн рассчитан на простые технологии и на возможность самостоятельного изготовления.

Почему была выбрана техника оригами для ваших предметов?

Влад: Потому что это воплощение простоты. Покупаешь качественный материал, делаешь несложную операцию и получаешь законченный продукт.

Джентрификация – одна из самых интересных тенденций последнего времени. Вы тоже занимались реконструкциями промышленных объектов. Насколько сложны подобные проекты?

Кирилл: В них есть своя специфика, но она не намного сложней, чем в других. Мы делали ресторан на Красном Октябре, ряд офисов на Artplay. Когда задан масштаб и есть отправная точка – легче оттолкнуться. Просто необходимо приспособить объект под новые нужды. Плюс фабричная, кирпично-металлическая эстетика нам нравится.

Как у вас складываются отношения с архитектурным наследием?

Влад: Если выбирать между реставрацией и реконструкцией, то мы выбираем первое.

Кирилл: Уничтожение старинной застройки в Москве – это полное безобразие, потому что город меняет свой облик, теряются мощные энергетические центры. Я недавно видел публикацию про район старой застройки на месте Олимпийского стадиона. Маленькие московские улочки, много особняков в стиле модерн. Страннейший полубезжизненный стадион – лихое вторжение в существующую ткань города, чего быть не должно.

 

mamadesign

Официальный сайт «МАМАдизайн».

Фото: Александра Голикова, Александр Плахин.


Еще на тему:

Аrchpole: успех из берёзовой фанеры

Студия MEL: каким мог быть новый ГЦСИ


Еще по теме:
архбюро: крупный план
Андрей Кановка

Просмотров: 6011

Оставить комментарий

Популярные статьи

Конкурсы

Все конкурсы