Подписка на новости



Аrchpole: успех из берёзовой фанеры

АRCHiPEOPLE посетил студию Archpole, чтобы узнать, каково архитекторам в России быть молодыми производителями.

03.02.2014, 12:43 | Автор: Андрей Кановка



   Основателей студии Archpole Анну Сажинову и Константина Лагутина можно назвать носителями идеологии новых производителей. Это определение довольно помпезно, но именно оно приходит на ум во время непосредственного знакомства с тем, чем они занимаются.

   Шоу-рум Archpole располагается в одном из просторных помещений бывшего Московского электролампового завода. Большинство окрестных жителей и редких прохожих, любующихся неординарным зданием, даже не подозревают, какие сокровища оно скрывает. Все потому, что свободного доступа в студию пока нет (Анне пришлось спускаться за нами на проходную с шестого этажа и лично заниматься формальностями с пропусками). Неудобство, но оно того стоило: когда мы оказались в шоу-руме, захотелось потрогать, проверить и исследовать каждый предмет. Стулья, столы, комоды, вешалки, фанерные рога, россыпи деревянных поделок – все заслуживало пристального внимания.

   Мы оказываемся внутри студии и немедленно из колонок популярный в 90-е Хаддавэй вопрошает: “What is love?”. К нам присоединяется Константин Лагутин. Вместе с Анной они, демонстрируя продукцию студии, попутно знакомят меня с главными принципами, на которых базируется работа Archpole. «Если ты любишь свое дело и относишься к нему серьезно и хорошо, то оно приносит плоды», - это утверждение звучало бы банально, если бы не было правдой. Действительно, молодые архитекторы-дизайнеры стремятся создать идеальное, продуманное до мелочей производство и отладить бизнес-процессы в Archpole. Например, столяры имеют дело с инструментами, от которых у них не будут изнашиваться суставы, а само производство скоро станет почти безотходным.  

   Из непродолжительного разговора узнаю, что идей у создателей студии Archpole много, технологии налажены, материалов тоже достаточно, единственная насущная для российского рынка проблема - кадры: с рабочими дело обстоит сложней. Сейчас, наконец, собралась команда, которой Анна и Константин довольны. В последнее же время постоянно приходилось  искать хороших мастеров. За все время столярами в Archpole поработали архитекторы, дизайнеры, реставраторы, инкассаторы, охранники и другие специалисты. Многие из них занимались столярным делом в свободное время, как хобби.

   «Столяр – очень крутая профессия. Но она абсолютно невостребованная. Вообще, получается так, что быть рабочим в любом направлении совершенно непопулярно. Это глупый стереотип, порожденный не создающим дополнительную прибыль и почти ничего не производящим обществом», - говорит Анна. «У нас выгодно разрабатывать недра, газ добывать, еще лучше просто распределять финансы и быть белоручками», - развивает тему Константин. – «Ведь для кого-то столярное мастерство может быть делом всей жизни. Например, должно быть так, чтобы девушка, знакомящаяся с парнем и узнающая о его работе, приходила в восторг от ответа, что он столяр».

   В какой-то момент я задумываюсь, хороший ли столяр вышел бы из меня, и уже готовлюсь к решительному шагу, способному изменить мою жизнь кардинально. Но ребята возвращают на землю, поясняя, что дел предстоит много. Они не ограничивают себя идеей мелкого производства, но при этом понимают, что граница где-то все-таки существует. По их мнению, в России все делается только по чьему-то образцу. И Archpole функцию проводника собственного успешного производственного опыта на себя с радостью возьмет. Мне приводят в пример несколько мастерских, основатели которых вышли из студии. И повествуют о том, однажды Archpole откроет завод покрупней где-нибудь в русской глубинке, вокруг которого возникнет удивительная и прекрасная жизнь. План глобальный и, по мнению ребят, вполне осуществимый.

   Пока же первоочередные задачи более прозаичны. Как прийти к полностью безотходному производству и какие решения на повестке? Возможно, со временем можно будет существенно сократить количество обрезков или свести их на нет. Сейчас то, что остается от заготовок после того, как из них вырежут детали, носит название «Трофеи Тома», которые может забрать любой желающий. Для этого надо всего лишь выбрать понравившуюся деталь, в нескольких словах рассказать, для чего она нужна, и в финале прислать фотографию образца, который из нее получится. Обрезки, надо заметить, не менее полезны, чем конечный продукт студии. Некоторые из них можно использовать как рамки для чего бы то ни было, другие – как столешницы... новый функционал трофеев ограничивается только фантазией его получателя. Главное, чтобы материалы не пропадали, а становились бы основой для чего-то нового.

   Мне предлагают посмотреть, как выглядит производство. Пока мы идем по длинному, просто бесконечному коридору, по обеим сторонам которого помещаются двери, двери, двери, обрамленные трубами коммуникаций, проводами, силовыми электрощитами и распределительными устройствами, Анна описывает, как все начиналось. Первоначально у Archpole было помещение, напоминавшее бетонный туннель, шириной в три и длиной в тридцать три метра. Внутри была антресоль, на которой помещалось производство, а внизу – архитектурное бюро. Постепенно производственные мощности стали расширяться и претендовать на остальное пространство, захватывая их самым дерзким образом. Дошло до того, что место рабочего стола занял фрезерный станок. Как итог, летом прошлого года совершился переезд на Электрозавод.

   Мы двигаемся дальше по коридору и входим в сравнительно небольшую мастерскую. В одной комнате помещаются два станка, на которых вырезают детали, в другой – происходит сборка. Анна хочет, чтобы стены мастерской были выкрашены в белый цвет, но и без этого помещение выглядит светлым и чистым, а беспорядок, если он и есть, можно оценить как творческий. Работа, и это очевидно, налажена прекрасно. За центральным столом совещаются семь человек. Хотя рабочий день уже близок к концу, никто не выглядит уставшим. Чуть позже все разойдутся по своим местам: кто-то включит драм-н-бэйс и пойдет к станку, кто-то начнет снимать крепежи со склеивающегося стеллажа, единственная девушка примется за шлифовку деталей (!). Мы проследуем мимо готовой партии из нескольких сотен коробок для запонок в покрасочный «цех». Анна по ходу отмечает, что стол, на котором производится покраска, выглядещий слегка «опухшим» под уже внушительным слоем краски, тоже в какой-то момент станет арт-объектом. В этом комментарии снова слышатся отголоски темы о безотходном производстве, и я, в который раз, удивляюсь, что в Archpole осмыслена каждая деталь, в чем мне видится причина дальнейших успехов.

 

Archpole в деталях

 

   Рога давно используются для украшения как охотничий трофей. В Archpole отдают предпочтение варианту из фанеры, потому что он более экологичный и «гуманный».

   Брошки и магниты «Cats in Love» в форме котов, у каждого из которых есть имя и характер. Всего их четыре: Похвостист, Диеткошка, Обнимун и Дикий зверь - своеобразная команда. Впоследствии появятся соответствующие предметы мебели. Например, уже есть комод «Обнимун» в форме полноватого кота. Как говорит Константин, их коты - символ всего русского, современного, любящего и любимого. «Cats in Love» – своеобразная отсылка к слогану «Из России с любовью».

   Коты в мастерской присутствуют не только в виде фанерных поделок, но и в самом натуральнейшем. На фотографиях Archpole часто можно увидеть огромного пушистого серого кота. Его зовут Том, и он не просто живет в шоу-руме, но и обхаживает и осматривает его территории с видом управляющего. Обстановка настолько доброжелательна к котам, что четвероногие друзья Тома уже без разрешения и даже в его отсутствие посещают Archpole.

   Эта столешница сделана из старой доски. Ее привозят из российских деревень, из старых заброшенных домов. Мягкие волокна высушиваются, очищаются, лакируются, доводятся до совершенства. Пройдет еще лет десять и такой материал исчезнет бесследноКонстантин рассказывает о столе, и Анна во всем с ним соглашается: «Мы наладили технологию промышленного производства, при котором можно заказать сколько угодно подобных столов. Сейчас материала много. И ведь он бесценен. Своеобразный бесценный мусор, который можно зафиксировать в предметах дизайна. Мы стремимся делать массовый продукт, но то, что делается из старой доски, всегда уникально». Столешница закрепляется на металлической конструкции простой формы. Металл со следами ржавчины, которую бережно оттирают, нивелируют и лакируют. Отказ от покраски помогает передать натуралистичность и красоту металла.

   Основной материал, из которого создаются предметы мебели в Archpole - березовая фанера. По словам владельцев мастерской, фанера сильно недооценивается производителями, «ведь в этом материале есть бесконечная глубина. Когда начинаешь его обрабатывать, входить в него слой за слоем, открываются новые узоры. Волнообразная поверхность столика передает это как нельзя лучше».

   Часто на фанеру смотрят достаточно однобоко, интересуясь лишь поверхностью листа. Но в Archpole обратили внимание на ее торец и начали с ним работать. Из отдельного листа вырезают множество фрагментов, которые соединяются, накладываются друг на друга и образуют, например, цилиндрическую тумбочку. Процесс ее изготовления очень трудоемкий. Она совсем небольшая, но на нее уходит два листа фанеры размером 2500 на 1220 сантиметров при весе около 80 – 100 килограмм.

   Кресло сделано по той же технологии, что и тумбочка. Но фанера здесь подвергается обработке огнем. Причем это совсем естественная, природная отделка, при которой невозможно получить две одинаковые вещи – непонятно, как огонь ляжет, как рука мастера с горелкой пойдет. 

 

archpole

Фото: Саша Голикова, Александр Плахин

Официальный сайт Archpole

SHOW-ROOM/ ШОУ-РУМ

Electrozavodskaya, 21

Moscow, Russia

please, сall before coming/ пожалуйста, предупреждайте о визите:
+7 916 608 61 69
_@archpole.ru

 


Еще по теме:
Промодизайнеры
Дизайнеры интерьеров

Просмотров: 19781

Оставить комментарий

Популярные статьи

Конкурсы

Все конкурсы