Подписка на новости



Бобур (Beaubourg)

 Александра Голикова, фотограф и фоторедактор ARCHiPEOPLE, впервые отправилась в Никола-Ленивец на презентацию нового объекта Николая Полисского, чтобы посмотреть на него глазами съехавшихся гостей. 

07.07.2013, 18:24



Так сложилось, что Саше пришлось не только фотографировать, но и беседовать, и продюсировать съемку. Что из этого вышло? Представляем вам фото-диалог Александры.

6 июля, Никола-Ленивец.

 Валентина Петровна, помощник директора по биосферному резервату ЮНЕСКО национального парка «Угра».

- Никола-Ленивец - особо охраняемая территория национального парка «Угра», Архстояние проходит уже не первый год на территории парка. Проекты современного искусства демонстрируют здесь архитекторы и художники, которых, с одной стороны, мы очень любим, с другой стороны, понятно, что не всегда все это гармонирует с природой. С дикой природой, которую бы хотелось сохранить. За последние годы мы договорились с архитекторами о том, что на территории парка будет всего несколько проектов, а все остальные будут за границами парка, на охраняемой территории (именно там происходит Архстояние). Очень бы хотелось чтобы проекты были недолговечны, приходили и уходили, как это обычно и бывает в природе. Но этот проект, конечно, он на долгие годы. Единственное, что нас утешает в этой непростой ситуации, - что автор этого проекта (Николай Полисский), житель Никола-Ленивца, который давным-давно здесь живет и чувствует эту территорию. Но все равно есть некоторая дисгармония чистой природы и металлических и железобетонных конструкций, которые используются в проектах. Первые проекты, которые Николай Владимирович здесь возводил, были совершенно другими: снеговики, сенные башни, дровяные башни, то, что потом как-то в природу уходило. Нам думалось, что этот проект будет стоять в другом месте и выполнять функцию замечательной смотровой площадки на уникальную пойму, но немного не получилось, на наш взгляд. Не получилось с местом установки.

   На пересечении Никола-Ленивца и Звизжей Угра делает поворот под углом 90 градусов после 35 километрового своего пробега... здесь уникальные ботанические территории по склонам, которые, конечно, нужно сохранять в естестевенном виде. Была концепция – чтобы сюда люди приходили только для того, чтобы насладиться красотой природы, но площадка выбрана немного не в том месте, и от этого есть небольшое сожаление. Но что случилось, то случилось, поэтому в дальнейшем будем делать выводы, и мы, и архитекторы. Следующие проекты Архстояния уже будут на другой стороне дороги, за территорией национального парка, чтобы здесь можно было любоваться природой.

   Хотелось бы гармонии творчества, объектов и природы. Думаю, что когда-нибудь это случится. Человек ведь должен когда-то к этому прийти.

   Я очень люблю художников, но в данной ситуации стоит не столько чувствовать себя творцом, сколько - временным жителем в этой природной красоте. Мы временные жители, мы приходим и уходим, а эта красота - она должна оставаться.

Дмитрий и Кира(Москва).

   Кира:

   - Давно слышали о фестивале и хотели попасть, и вот впервые здесь!

   О Бобуре: очень сильно, монументально, сразу бросается в глаза, необычна сама форма и материалы,создающие контраст – с одной стороны это город, трубы, урбанизм, а с другой – лоза. Если бы до приезда не прочли о связи с центром Помпиду, то такой ассоциации, наверное, и не родилось бы.
   Дмитрий:
   - Сама конструкция удивляет своими формами, сама идея очень интересная, живая - когда увидел объект на сайте, сразу же захотелось приехать. Здесь очень хорошая атмосфера, все доброжелательные, приветливые люди.
   Сама площадка отличная – сосны, песок, поле...разнообразная. Каждый может найти для себя подходящее место.

   Дмитрий:
   - Ходят люди и повсюду расставляют букеты, много вещиц из дерева и стекла, клумбы - это очень здорово. Здесь очень мило, приятно, все улыбаются. Мы занимаемся светом, хотим посмотреть, что здесь будет вечером, опасаемся, что дизайнеры не сакцентируют внимание на ночном освещении, а мы со своей «колокольни» эту конструкцию уже по-своему увидели... Посмотрим, что будет, но, уверен, что, в любом случае, здорово. Так что это не последния наша поездка в Николо-Ленивец.
 

Мэлс Мухаммеджанович (г.Можайск).

   - В первый раз здесь, много слышал, друзья порекомендовали приехать, вот ходим, смотрим. Местность замечательная – это национальный парк «Угра», отличное место, отличный способ привлечь людей, вытянуть их на природу и, в тоже время, что-то интересное показать. Как раз думаю о том, чтобы заняться туризмом, и мы пытаемся изучить этот опыт. Дело для меня новое, я занимаюсь больше восстановлением истории и культуры национальной, но, тем не менее, почему бы и нет.
   Это место можно сравнить с "Этномиром" (около Боровска искусственно созданные объекты для привлечения людей). Я-то стараюсь восстанавливать то, что было до нас создано - на мой взгляд, надо у людей будить историческую память.
   Можно было бы привлечь сюда людей уникальными вещами, характерными именно для этого национального парка, но народу это не интересно, им интересны какие-то деревяшки, еще что-то. С другой стороны, люди выехали на природу и узнали, что существует что-то помимо «каменных джунглей».
   А ведь здесь огромное количество редких животных и растений в национальном парке, надо, наверное, как-то и об этом сообщать, тему продвигать, но я уже целый день хожу и нигде не видел ни одного щита, где было бы написано, что здесь есть редкие виды животных, растений и птиц, столько их, где они.
 
 
   Если отвлечься от исторической подоплеки, объекты впечатляют, масштабные, раньше таких не видел. Мы же дети и дикари, нас в основном привлекает что-то шуршащее, блестящее.
   Хорошо, что люди выехали сюда, потом, возможно, узнают, что здесь расположен национальный парк, заинтересуются, захотят снова приехать, изучить пристальнее, может, прочитают что-нибудь о парке. У нас не так много в стране национальных парков.
  О Бобуре. Чувствуется, что эта связь с Францией чужда месту, нужно было найти что-то общее с этой страной. В моем понятии Бобур – это Бабур-наме (а я сам из Средней Азии), когда мне сказали о Бобуре, подумал о Востоке, ан-нет – Франция.
 
Рома. 
 
   - Я занимаюсь фестивальными площадками, мы готовим ландшафт, который окружает объекты, пытаюсь максимально раскрыть его, сделать комфортным, приятным и красивым, потому что для любого объекта требуется пространство чистое. Мы готовим площадку, делаем различные удобные подходы к ней и интегрируем все в какую-то общую систему, то есть Никола-Ленивец осваивает новые территории, и становится прекрасно.
   Я отвечаю за ландшафт и декор данной площадки. Сейчас мы осваиваем территорию национального парка «Угра» и делаем это мягко, тактично и с любовью. Получаем огромное количество материала из леса - мы чистим лес и у нас есть материал, с которым можно работать.
   Про Бобур. Для меня этот объект - показатель того, что можно сделать с лесом и гектарами бывших пахот. Здесь деревья первой волны (березы), мы используем их, вырубаем и материал использовали при строительстве Бобура. Таким образом, ландшафт сам предоставил все необходимое и вдохновил на строительство объекта.          Соответствующее настроение сосредоточено не только на одном объекте, но и на всей территории.
   Здесь очень приятное место само по себе, туманы вечером, абсолютно разный лес - люди охлаждаются в диком лесу, а потом отдохнувшие визуально и физически, выходят в открытое поле к Бобуру, затем попадают в новое пространство леса – сосен и света... Эти фактуры бесконечные: тропы, ведущие к Бобуру, все разные, и являются источником впечатлений, которые ты получаешь, пока доходишь до цели. Таким образом, к Бобуру можно выйти абсолютно по-разному и с разными мыслями!)
 
 
Константин Косенков - руководитель пресс-службы молодежного общественного движения «Поколение» и Евгений Косухин - директор по развитию проекта лаборатории исследования игровых структур «Театрика».
 
 
   Константин:
   - На протяжении трех лет в фестивале Архстояние участвуют артисты моего лэйбла, такие как «Театр тибетской музыки PURBA» под управлением Святослава Пономарева, «Театр звука» Евгения Косухина, театр POEMA под руководством Валентина Цзина. Сегодня я наблюдал некое действо, которое, на мой взгляд, обозначает уход фестиваля от первоначальной задумки в сторону культурно-массовой, досуговой работы. Контекст фестиваля в его первоначальной версии - это очень хорошая идея, но акценты сместились, программа pre-party Архстояния – минифестиваль «Бобур», безусловно, разнообразна, но она лишена, на мой взгляд, динамики. Все эти затеи, как мне видется, просто символизируют тренд всего российского искусства, позиционирующегося как искусство для среднего класса. В какой-то степени - это отвлечение внимания от фарватера как российского авангарда, так и авангарда западного, (авангарда – не в смысле маргинальном, а в смысле отработки инновационных идей).
   Возникает смысловой разрыв между заявленной идеей фестиваля и практической реализацией. Я понимаю, что организационная работа на таком мероприятии, учитывая достаточно экстримальные погодные условия, она очень сложна. Исходя из своего субъективного опыта, я наблюдал мероприятия неохиппи, трансовые и иные субкультурные мероприятия, здесь организация все более и более выявляет себя. И мои суждения звучат не столько критически, сколько достаточно отстраненно: субкультурный сегмент, который хочет получать подобного рода услуги в области культуры, он их, безусловно, получает, он рад, и возникает диалог между артистами, организаторами и публикой. Но художественное пространство фестиваля, оно очень сильно сужено, и по-прежнему функционирует лишь благодаря идеологу фестиваля – Николаю Полисскому, который, на мой взгляд, только сам лично, по большому счету, может еще корректировать видоизменяющуюся картину этого мероприятия.
 
  
   Оно могло бы быть более многопрофильным, не мультикультурным, а более адекватным, более поступательно организованным, но, опять же, в своем монологе я не хотел никого обидеть, потому что видно старание огромного количества людей.
 
   Евгений: щущение у меня такое, что я сюда больше не приеду, к сожалению. Потому что это наше любимое место, и у меня здесь очень много друзей, я участвовал в 2010 году, когда Олег Кулик был куратор, и была такая общность архитекторов. Которые старались сделать что-то необычное, а сейчас, когда я вижу лишь одни объекты Полисского, не понимаю, как такая территория может быть посвящена деятельности одного человека. Уже нет лэнд-арта, нет никакой идеалогии, есть Полисский. Он может кому-то нравиться, кому-то не нравиться – дело хозяйское, но не может же быть вся территория посвящена одному человеку.
   На мой взгляд, сегодняшний фестиваль он совершенно безвкусный, неинтересный.
 
Юлия Бычкова, руководитель фестиваля Архстояние.
 
 
   - Многие спрашивали, что такое Никола-Ленивец, и почему сюда едут люди... Коротко могу сказать, что здесь сконцентрорована определенного рода энергия: очень много талантливых людей, очень богатая история места, у людей очень много энтузиазма делать что-то необычное.
   Николай Полисский здесь уже 12 лет создает свое прекрасное искусство. А я и наша команда делаем уже 8-ой фестиваль Архстояние. И каждый год находятся ресурсы делать что-то новое, что говорит о том, что проект настоящий.
   О Бобуре – он как истинное произведение искусства вызывает очень много ассоциаций: и космический корабль, приземлившийся неожиданно на эту землю, и слоны, и осьминог, и какая-то дизайнерская шляпка, очень разнопланово... что говорит о широком кругозоре самого художника, который предлагает зрителю самому рассуждать и выбирать, что же это может быть, присваивать свое значение каждому объекту. Для меня это отражает значимость художественного произведения.
 
Николай Полисский, автор проекта "Бобур"
 
 
- Каждый видящий данный объект должен находить в нем свою собственную трактовку, видение, она не должна быть навязана. Для этого лучше созерцать объект в отсутствие людей.

Бобур (Beaubourg) — название старейшего квартала Парижа, в котором располагается Центр современного искусства имени Жоржа Помпиду, построенный по проекту архитекторов Ренцо Пьяно и Ричарда Роджерса. Оригинальная идея архитекторов была в расположении всех технических конструкций: трубопроводов, лифтов и эскалаторов снаружи здания, что позволило высвободить максимум полезной площади и сделать это пространство самым живым музеем в мире. Это музей «наружу». Не только его внутренние пространства, но и площадь вокруг музея используется для всевозможных выставок и перформансов.

Посещение Центра Помпиду и история квартала Бобур вдохновили Николая Полисского на проект новой масштабной инсталляции, которая расположилась в поле между деревнями Никола-Ленивец и Звизжи.


Еще по теме:
Фестивали

Просмотров: 5672

Оставить комментарий

Популярные статьи

Конкурсы

Все конкурсы