Подписка на новости


СООБЩЕСТВО АРХИТЕКТОРОВ, ДИЗАЙНЕРОВ, ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ


Архстояние.

 Антон Кочуркин и Юлия Бычкова рассказывают о новом витке развития фестиваля, картине эмоциональных переживаний разных групп людей, месте силы, выборе авторов и колоборации с местным населением...  

16.05.2011, 13:48



 Юлия Бычкова, руководитель проекта фестиваль «Архстояние».

Антон Кочуркин, куратор фестиваля «Архстояние».
Архитекторы, с 2006 года организуют и курируют фестиваль.
 
Юлия Бычкова: - История фестиваля «Архстояние» достаточно долгая, ему пошел шестой год, который явно ознаменован другим качеством, потому что мы выходим на другой уровень, я бы сказала, взаимодействия с этим ландшафтом. Появился девелопер, который вливается в нашу творческую историю со своим пониманием, и сейчас мы рассматриваем эту территорию не только как место для творческих практик, но и как территорию, которая может развиваться с каким-то бизнес-эффектом.
Тем не менее, приоритетным остается творческая деятельность и проведение нашего Фестиваля. Поэтому радует, что нас никто не «съел»…
 
- А было страшно, что девелопер «съест»?
 
Юлия Бычкова: - Абсолютно не страшно – мы заранее знали, кто этот человек, он нас поддерживал в 2008 году, когда проходил «Ноев Ковчег», и делал это абсолютно искренне и романтически, скажем так. А наше знакомство вылилось в то, что сейчас мы выступаем как партнеры.
 
История Фестиваля началась в 2006 году, когда Николай Полисский делая здесь свои замечательные творческие проекты,  пригласил нас для того, чтобы заняться непосредственно фестивальной деятельностью. Понятно, что эта тема стала шире, чем творчество одного художника. В этом заключался его огромный подарок для культурного поля  нашей страны, и инициатива одного человека в итоге вылилась в целое движение.
И с 2006 годы мы с Антоном организуем Фестиваль. Антон как куратор продумывает сюжеты фестиваля и способы работы с территорией.
 
- Мы можем говорить, что сегодня изменился сам Фестиваль, вы нарастили какой-то объем проектов, объектов, перешли на новый уровень финансирования, сориентировались в сторону бизнеса… При этом Фестиваль остается открытой площадкой для дискуссии творческих людей, диалога с обществом, местом где реализована концепция «маркетинга мест» в полном объеме.
 
Антон Кочуркин.: - Этот проект все равно остается малокоммерциализированным, перед ним стоят, в первую очередь, творческая и социальная задачи.
 
- А подобные проекты могут быть коммерчески успешными?
 
- Могут, если делать хорошую рекламу, собирать огромное количество людей. Многие фестивали на этом зарабатывают. Мы стремимся все-таки сохранить свою аудиторию, а это именно 3,5-4 тысячи человек, пять-шесть тысяч – это уже предел. Аудитория, которая приезжает на фестиваль - не более шести тысяч человек. В течение года можно организовывать туристические группы, экскурсии, но разовый приезд людей должен быть не более пяти-шести тысяч человек за два фестивальных дня. У фестиваля достаточно узкое направление, главный стержень - архитектура и искусство, и мы уходим от различных попсовых мероприятий, рок-концертов и прочего. Это можно увидеть в других местах.
 
- Предлагают?
 
- Да. Очень много предложений.
 
- Вовлекаете местное население в творческий процесс?)
 
- Конечно, кроме Семенычей и Васильичей многие вещи никто и не сделает! (смеется).
 
- Тема этого года?
 
Антон Кочуркин.: - Несколько лет мы думаем над созданием уникального парка. До сих пор остаются неясными аналоги того, к чему мы стремимся. Слишком много задач ставим перед собой. В этом году мы делаем некоторый подитог результатов предыдущих пяти фестивальных лет.  Помимо архитекторов и художников приглашаем на фестиваль антропологов и социологов, которые будут фиксировать картину эмоциональных переживаний разных групп людей при взаимодействии с объектами.
 
 - А какова цель исследования?
 
Антон Кочуркин:  - Цель -  выявить новые коды в реакции людей в ландшафте в контексте существующего искусства на территориях Никола-Ленивца. Фестиваль этого года нацелен на восприятие ландшафта через все органы чувств: тактильные ощущения, слух, запах…
Потому что те, кто не видит – хорошо слышат, те, кто плохо слышат – хорошо видят, и так и далее.  Объектов будет  пять, плюс динамические объекты и необычная событийная программа. Авторы: Артур Клинов, Николай Лызлов, бюро «Панаком», Илья Утехин и победитель  конкурса «Сарай», который мы организуем вместе с мастерской ТАФ.
 
- То есть вы рассматриваете эту территорию как «параллельную реальность»?
 
Антон Кочуркин.: - Да! Проблематика этого года – горожанин и его восприятие природного ландшафта. Для многих горожан природа оборачивается шоком.  Надеюсь, что результаты исследования откроют новые секреты работы с территорией.
 
Юлия Бычкова: - В скором времени предполагается возвести небольшой гостиничный комплекс, который будет функционировать круглый год, поэтому нам нужно понимать, в какой логике общаться с людьми, которые сюда приезжают. Конечно, мы пойдем не по пути простых развлечений… Я могу сказать, что местные жители уже ассоциируют себя с теми объектами, которые здесь появляются. Это уже тотемы для них.
 
- Шаманят?
 
(смеется) Ну, шаманят – громко сказано, но какое-то время там проводят, конечно. Особенно «Ротонда» Бродского, она является местом таких романтических паломничеств… там же камин, который можно зажечь, провести там вечер, ночь... Мы сами туда ездим, устраиваем концерты, проводим время, когда есть желание.
 
Антон Кочуркин: Свадьбы там справляют. Прямо в «Ротонде».
И местные, и из соседних деревень, и из ближайшего города Кондрово.
 
Юлия Бычкова: Вообще Никола-Ленивец - это место силы. Там же слияние двух рек, и считается, что это наиболее активные течения. На их стыке происходит что-то очень важное. Недаром поблизости стоит шикарная церковь очень-очень непровинциальной архитектуры. Обычно такой отдаленности архитектура была обозначена прихотями местного священника. Это были такие в общем-то смешные отголоски тех стилей, которые преобладали в то время. А здесь прямо абсолютная школа Казакова, очень симметричная, аккуратная, проектная.
Церковь была построена в 1802 г. на средства местного помещика Муромцева, при участии всего местного населения. Был достаточно большой приход, потому что на картах того времени значится от 2 000 до 10 000 домов, и, конечно, все эти катаклизмы в виде войн и переделов, сократили их число.
В Великую Отечественную, по-моему, было 500 домов, потом их число дошло до 4-5 домов, и сегодня все местные жители, которые с нами работают, они из соседних деревень. Сейчас мы вот там живемJ
 
- А какие-то требования были к домам, в которых живет «местная интеллигенция»?
 
- Абсолютно никаких требований, это архитектурное поле Василия Щетинина, который в свое время нашел это место, спроектировал дома, принимал участие в организации фестивалей и пригласил сюда людей, которые здесь сделали все остальное…
 
- А как Вы идентифицируете себя с этим местом и проектом?
 
Юлия Бычкова: Вообще я считаю, что это моя малая Родина, искренне ее люблю. Структурно, я с 2011 года являюсь руководителем  проекта, и на мне организационная часть, скажем так… я абсолютно идентифицирую себя с этой территорией и очень ревностно к ней отношусь. Также моя роль заключается в нахождении средств и грамотной интеграции их в проект. В этом смысле у нас была успешная коллаборация с компанией СОЛО, с которой мы сделали в прошлом году вместе с архитектором Александром Константиновым программу «Офис будущего»: удаленный офис на нашей территории. Очень успешным было взаимодействие с Peugeot, проект получил премию за лучшее взаимодействие со спонсором. Идея была в том, что мы выстригли логотип Peugeot, то есть вот этого льва на поле 300*300 метров.
 
- Местное население стригло?
 
Юлия Бычкова: - Нет, этим Антон занимался, вместе с трактористом (смеются).
Культурная деятельность в нашей стране – продукт самих же культурных деятелей, которые ее и продюсируют. Никакой воли свыше нет. Поэтому эту технологию взаимодействия стольких многих сторон на одной территории мы считаем своим достижением, что мы можем «поженить» художников столичных и местных жителей, и столичный и нестоличный бизнес, то есть такой узкий культурный продукт по сути. Поэтому многие удивляются, что нам удается успешно двигать проект, не прибегая к помощи рекламы.
 
- Рекламы нет вообще?
 
Юлия Бычкова: - Она и не нужна. Важно другое - качество информационных каналов. И то, что про проект пишут - это круче, чем реклама и дает гораздо больше побудительных мотивов. У нас есть продуманная коммуникационная политика на всех уровнях - начиная с местного населения, властей и заканчивая СМИ. Этим, а также событийной программой  в нашем проекте занимается  наш промоутер Инна Прилежаева.
 
- А кто приглашает авторов на Фестиваль?
 
- Их выбирает куратор. Обсуждение проектов проходит совместно с Колей Полисским как основателем фестиваля и художником. Мнения разные, но мы, как правило, приходим к одному.  На самом деле много проектов к нам приходит в электронном виде, но мы никого не обижаем, составляем огромную базу тех людей, которые нам нравятся, и готовы каждый год рассматривать по одной-две заявки.
В этом году мы интегрируем в проект один объект на конкурсной основе.   Нам прислали работы 317  участников, мы выберем три проекта в финал, и один проект будет реализован. В любом случае 20 лучших проектов будет экспонироваться на АРХ МОСКВЕ-2011 как отдельная экспозиция. Там же мы построим макет победителя.
 
- А конкурс возник как исключение в этом году?
 
Тема конкурса непростая – ее нужно аккуратно делать и грамотно позиционировать, потому что очень маленький процент качественных работ, если ты лично не работаешь с автором. У нас одна и та же территория в отличие от фестиваля ГОРОДА – у них каждый год разные площадки. С таким подходом добиться положительного результата непосредственно для развития места очень сложно.  У нас же такая задача есть. Мы формируем эту территорию бережно. Это долгоиграющий развивающийся проект. Людей, которые реально могут сделать именно то, что необходимо на этой территории, в конкретном текущем контексте, их мало. На самом деле часто это превращается в очень долгую, порой  конфликтную работу куратора с автором и иногда заканчивается даже отказом.
Я считаю, что это большой дар настоящего мастера – выдержать одновременно контекст фестиваля, места, сроки и бюджет…
 
- То есть твои задачи – и работа с авторами, и поиск денег, и генерация идей для спонсора?...
 
Юлия Бычкова: - Ну, знаешь, когда есть куратор и промоутер, это не так сложно, хотя, в любом случае, я имею право голоса. Так или иначе, я воспринимаю это как данность, потому что файндрайзить чужой проект, и я глубоко убеждена в этом, практически невозможно. Потому что деньги идут только к человеку, у которого горят глаза. Мы пытались привлекать агентства, но это почти всегда кончалось неуспехом, потому что люди, которые не ассоциируют себя с данным проектом, а работают формально, за зарплату, не искренне и не сочувствуя – у них ничего не получается.
На самом деле благодаря тому, что мы делаем это  достаточно творчески – интегрируем деньги в проект, мы работаем с четырьмя спонсорами уже на протяжении трех лет, и люди не устают нам давать деньги, понимая свою социальную ответственность, поддерживая такие культурные проекты, и это радует, конечно. Что вообще в России этот канал открыт.
 
- Речь же идет о больших компаниях, которые инвестируют в имидж и социальную ответственность?
 
- Ты знаешь, я бы так не сказала, потому что у нас как раз из таких гигантов  только Peugeot, все остальное – это такие небольшие организации, подрядные: по плитке, по камню и так далее. Такой нормальный средний бизнес. Очень зависит от людей, которые там находятся. И очень часто, что нас не раз спасало, – это просто личный вклад человека, который был настолько очарован проектом, что просто из частного кармана, даже не из бюджета фирмы, а из своего личного, поддерживал. Очень радует, что проект настоящий, он живет и продюсирует уже сам такую энергию, которая сама работает.
 
- А в чем это выражается?
 
- Это выражается в том ,что в контексте некоммерческого проекта всегда находятся ресурсы и идеи для проведения фестиваля, а также в большом количестве предложений, которые сыплются со всех сторон: сделайте нам фестиваль такой-то, сделайте нам фестиваль такой-то. Это и местные администрации, и областные, ну, и так далее.
 
Мы хотим интегрировать наш опыт в другие территории, возможно, и не под брендом «Архстояния», а что-то придумать даже другое, но, конечно, очень хочется работать с конкретным заказчиком, и работать с ним как партнер, то есть понимать, что с помощью такой культурной инициативы можно достигать вполне себе понятных результатов – они более долгоиграющие и более  устойчивые.  
 
- А государственной поддержки нет?
 
Юлия Бычкова: Ну, что ты хочешь, вся программа по развитию индустрии отдыха города Москвы современное искусство даже не включает. Историческое – да, спорт – да, развлекательное – да.
 
- А что-то будет пересматриваться?
 
Если на эту ситуацию не повлияют люди, которые современным искусством занимаются, то, конечно, нет. В тех кругах, в которых принимаются такие решения, там вообще понимания того, что такое современное искусство нет.
 
- А архитектурные сообщества, союзы, объединения, их функция какая, они пытаются как-то ситуацию изменить, повлиять на нее?
 
- Тонкий момент. Как ни странно, все эти архитектурные организации, они не формируют культурной политики. Так, например, что отличает архитектурное сообщество от художественного? Художественное сообщество – оно формирует культурную политику.
 
- Каким образом?
 
- Каким образом. Оно более активно в продвижении  актуальных вопросов. Архитектура – нет. На самом деле это не уникальная ситуация, это зависит от того, что архитектура – более долго реализуемый процесс.
 
Архитекторы они не только в нашей стране такие, хотя у нас в большей степени. Должно быть формирующее начало у всего. В этом смысле мы как фестиваль, который проходит один раз в год, тоже не очень активны.
 
Обществу понятна более прикладная история. Отличие архитектуры городской и той, которая у нас – у нас все-таки авторы создают архитектуру как искусство. И они могут реализовать свой запал вне отношений «заказчик-деньги-согласование-тра-ля-ля», как в Никола-Ленивце, где они вступают просто в диалог с природой.
 
И в диалог с обществом, в итоге. Что подтверждается тем, что люди со всей страны едут на фестиваль, едут в Никола-Ленивец и черпают здесь вдохновение, расширяют границы восприятия, принимают тот художественный продукт, который мы для людей создаем.
 
Интервью: Л. Малкис

Еще по теме:
Фестивали

Просмотров: 9141

Оставить комментарий

Популярные статьи

Конкурсы

Все конкурсы